© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Казахстанцы в поисках нирваны: как буддизм пришел в Казахстан

На территории Казахстана буддизм существовал еще в XVII в., о чем свидетельствуют древние буддистские памятники и храмы, найденные учеными во время раскопок. К тому времени относятся буддистские наскальные изображения на реке Или и в Тарбагатае, а также остатки буддистских храмов: Кызыл-Кентский дворец в Карагандинской области и крепость-монастырь Аблаинкит в Восточно-Казахстанской области.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English Қазақша

*Материал опубликован в рамках серии статей CABAR.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии.

В начале 90-х годов после развала Советского Союза началось повторное проникновение буддизма в Казахстан. В страну начали приезжать разные буддистские учителя из: Индии, Бурятии, Южной Кореи и Китая.

Ким Тэ Иль — служитель храма вон-буддизма. Он приехал в Казахстан в 1992 году по направлению своего центра из Южной Кореи и в первые годы проводил учения в своей маленькой квартире. Спустя два года он купил участок земли в Алматы и начал строительство храма, который открылся в 1997 году и продолжает успешно функционировать.

Ким Тэ Иль. Фото из личного архива

— Когда я приехал, кроме ислама и христианства здесь не было других религий вообще. По крайней мере я их не встречал.

В буддизме очень много разных течений, но мы между собой не общаемся, поэтому сказать какое общее количество последователей буддизма в Казахстане очень сложно. Здесь в целом их не так много.

В первое время у меня была языковая проблема, не хватало практики. К тому же здесь другая культура, азиатский регион. В основном прихожане – это местные корейцы, но культура и менталитет другие, поэтому понять друг друга было сложно. Но буддизм не требует слов, здесь больше медитация и практика. Через практику мы достигаем просветления.

Фото из личного архива

Сейчас у нас около 30-40 постоянных прихожан. У нас нет требования постоянно посещать храм, поэтому я не могу сказать точное общее количество последователей. Кто-то приходит раз в год, кто-то раз в неделю. Люди приходят, уходят. Среди них много представителей разных наций: есть русские, казахи, узбеки.

Читайте также: Частичка Дзэна в Ташкенте: Как устроен единственный действующий буддийский храм в Центральной Азии

Два раза в год мы проводим родительский день, поминаем своих предков. Весь процесс поминальной церемонии длится час, потом около получаса мы пьем чай и общаемся друг с другом.

У нас нет пожертвований, мы их не принимаем. Содержание храма не требует больших затрат, поэтому все небольшие расходы я покрываю за свой счет.

Фото из личного архива

Течение вон-буддизма — одно из двух официально зарегистрированных буддийских организаций в Казахстане. Второе — тибетский ламаизм в Уральске.  Остальные не могут получить регистрацию в том числе и потому, что минимальное количество последователей должно составлять 50 человек.

Алексей Шмыгля. Фото взято с личной страницы в Facebook

По официальным данным, до перерегистрации всех религиозных организаций в Казахстане в 2012 году у буддистских объединений было 4 храма по стране. Сегодня их насчитывается всего два.

Алексей Шмыгля – странствующий буддистский монах ордена Ниппондзан Мёходзи. Он родился и вырос в Казахстане, но уже больше 15 лет живет в Кыргызстане, в селе Горная Маевка, где расположен буддийский мини-храм или как его обычно называют «Место Пути»:

Существующий ныне закон «о свободе вероисповедания», делает невозможным регистрацию религиозных объединений из-за чрезмерно строгих ограничений, в частности по необходимой минимальной численности членов объединения, которая непомерно завышена.

Читайте также: Как живет единственная буддийская община в Кыргызстане

Андрей Алмазов. Фото из личного архива

С такой же проблемой столкнулось и течение Карма Кагью. Эта школа появилась в Казахстане 15 лет назад и ее основательницей является художница из Алматы, которая влюбилась в буддиста из Москвы, заинтересовалась этим учением и привезла его на родину. Сегодня последователи этой школы регулярно собираются вместе и медитируют.  

Андрей Алмазов, практикующий школы Карма Кагью тибетского буддизма:

— Сегодня в Казахстане есть традиционные корейские буддисты, которые исповедуют вон-буддизм — это буддизм Махаяны. Есть буддисты, которые считают себя учениками Далай Ламы, у них целая община в Уральске. Есть несколько человек в Караганде и на севере Казахстана. Есть ученики очень известного ламы Намкай Норбу. А еще есть мы — практикующие школы Карма Кагью, тибетского буддизма.

Я не скажу, что я специально искал буддизм. Просто у меня была внутренняя потребность стать лучше, потому что мне не нравилось как я веду себя с другими людьми. Я понимал, что это неправильно, хотел это как-то изменить, но не знал как. И удачно встретился с девушкой, которая была буддисткой. У нас случился роман, и я понял что буддизм мне подходит.

Гомпа. Фото предоставлено А. Алмазовым

Нас в Алматы около 30 человек и мы действительно функционирующее сообщество практикующих. Мы уже на протяжении 9 лет снимаем квартиру в прекрасном месте на 11 этаже с видом на горы. У нас есть отдельная комната – гомпа (помещение, специально предназначенное для медитации — прим.ред.), обставленная статуями Будды и прочим, чтобы ум мог находиться в состоянии «здесь и сейчас». 

Но мы не только медитируем. Также мы любим вечеринки, иногда шумные. Если шумные, то обычно в баре каком-нибудь. Сейчас у нас одинаковое количество мужчин и женщин в возрасте от 25 до 50 лет, этнический состав разнообразен. 

Фото предоставлено А. Алмазовым

Наше законодательство не позволяет нам зарегистрироваться, потому что для этого требуется 50 человек. Но в нашей практике нам никто не препятствовал. Нами интересовались органы, нас знают надзирающие органы, занимающиеся культурой и религией, но мы открыты и законы не нарушаем. 

Поскольку мы не зарегистрированы, мы не можем вести публичную деятельность, не можем официально приглашать лам и проводить публичные мероприятия как религиозная организация. Но можем проводить публичные мероприятия как зарегистрированное общественное объединение «Культурное наследие Гималаев».


Хотя для буддистов характерно проведение молитв и церемоний перед статуями и алтарями, на самом деле это лишь форма, помогающая правильно направить мысли. Главное для буддиста — совершенствование себя и помощь ближним.

Если для христиан и мусульман важным является учение о судном дне, то у буддистов есть учение о вселенском законе причин и следствий – карме. Согласно ему каждый получает воздаяние за свои мысли, слова и поступки. В этой жизни — за все свои предыдущие перерождения, а потом и во всех последующих перерождениях пока не достигнет Нирваны – прервёт цепь перерождений и станет Буддой.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».