© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как живет единственная буддийская община в Кыргызстане

В Кыргызстане зарегистрировано 3,257 религиозных организаций, из них только одна буддийская. Найти ее было не просто, поскольку в Кыргызстане нет буддийского храма. Однако в Горной Маевке вблизи Бишкека есть необычная дача, которую буддисты называют «Место Пути», ответственным за него является буддийский монах.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English

Единственная зарегистрированная буддийская организация в Кыргызстане называется «Чамсен», что в переводе с корейского означает «освобождение». Она существует с 1996 года, и инициаторами ее создания стали этнические корейцы.

В Кыргызстане буддизм представлен двумя направлениями — Ниппондзан Мёходзи и Карма Кагью. «Чамсен» не является сторонником определенной школы и открыта для всех буддистов, которые захотят к ним присоединиться. По словам председателя организации Олега Цоя, всего в общине около 100-120 человек. Среди них в основном корейцы, русские и кыргызы. 

Photo: CABAR.asia

В 30 километрах от Бишкека, в селе Горная Маевка расположен буддийский мини-храм или как его обычно называют «Место Пути». Оно работает с 2001 года, а ответственный за него – монах Алексей Шмыгля, последователь традиции буддийского ордена Ниппондзан Мёходзи, которую в Кыргызстан привез известный монах Дзюнсэй Тэрасава еще в 1993 году.

Алексей Шмыгля. Photo: CABAR.asia

— Родился и вырос я в Казахстане, а посвящение в монахи получил в 1996 году в Москве, так как на тот момент учитель Тэрасава находился там. Тогда мне был 21 год и 2 года как считал себя буддистом. Возраст и «стаж» в буддизме не является чем-то обязательным. Можно стать монахом за один день, а можно и за десять лет не стать им. Все зависит от человека и его готовности посвятить себя идеям Будды. Примерно тогда же и начал приезжать в Кыргызстан, а потом остался здесь.

Дзюнсэй Тэрасава — японский буддийский монах. Руководитель буддийского ордена «Ниппондзан Мёходзи» на Украине, в России и Центральной Азии. Консультант Международного Бюро Мира в Женеве (Швейцария), известен своей миротворческой и антивоенной деятельностью.

Есть стереотип, что монахи должны отказаться от всего, но на самом деле это не совсем так. Мы посвящаем свою жизнь учению Будды, чтобы хранить и передавать знания, но это не значит, что мы должны отказаться от своих родных и не общаться с ними.

Читайте также: Казахстанцы в поисках нирваны: как буддизм пришел в Казахстан

Я уже больше двадцати лет как монах и общаюсь со своими родными. Монахи, добродетели от своей деятельности посвящают во благо других, в первую очередь, своим родителям.

На алтаре «Места Пути» есть «шарира», то есть крупинки тела Будды. Это считается самой значимой святыней в буддизме. Привез их в Кыргызстан Дзюнсэй Тэрасава.

Я не женат и не планирую, но среди монахов встречаются женатые. Например, если человек стал монахом будучи женат, то ему разрешают не разводиться. Или бывает, что захотел жениться после принятия монашества. Однако это отход от первоначальных принципов Учения Будды.

У нас нет цели агитировать буддизм и привлекать последователей. Мы стараемся вкладывать в духовное развитие людей.

Это связано с тем, что в наше время все меньше людей способны посвятить всего себя без остатка духовной практике. Хотя изначально, человек, который хочет стать монахом, должен был развестись, если он женат. В наше время в некоторых традициях, в том числе и в нашей, даются послабления. И получается как в православном христианстве: черное и белое духовенство – не женатые и женатые монахи.

Photo: CABAR.asia
В начале мы снимали квартиру для духовных практик, а потом пришли к решению, что нужно приобрести себе постоянное место. Обосноваться в Горной Маевке предложил наш учитель Дзюнсэй Тэрасава из-за красоты окружающей природы. Дачу покупали на пожертвования, да и по сей день живем на пожертвования буддистов. Это не храм, это просто место для духовных практик, поэтому его называют «Место Пути».

У нас нет цели агитировать буддизм и привлекать последователей. Мы стараемся вкладывать в духовное развитие людей. Те, кто к нам приходит, совсем не обязательно считают себя членами ордена или таковыми являются.  Мы делимся своими знаниями, практикой, опытом со всеми желающими без всяких условий. Например, периодически на большие праздники к нам может приехать до ста человек, но это могут быть совершенно разные люди и они могут не являться буддистами, в том числе.

Photo: CABAR.asia

Место Пути открыто для всех желающих. В момент написания статьи там были трое гостей из Алтая и один гость из Молдовы. О том, что в Кыргызстане есть монах и такая необычная дача, в которой принимают всех интересующихся буддизмом, люди обычно узнают через «сарафанное радио».

Матвей Шаров:

Я из Молдовы еду в Индию автостопом, так и занесло в Кыргызстан. Про «Место Пути» узнал от своего знакомого из Украины, который тоже останавливался здесь, когда ехал автостопом в Китай. Здесь я участвую в утренних и вечерних практиках. Поскольку мне близко учение Будды, мне нравятся эти практики, тем более не обязательно быть буддистом, чтобы участвовать в них. И участие совсем не означает, что ты перестанешь быть христианином или мусульманином и станешь буддистом.

Алексей Маиков уже больше года живет в буддийской общине в Горной Маевке:

Алексей Маиков. Фото из личного архива

— Родился я на Алтае в благополучной семье, где родители одарили меня любовью и теплотой. Но в силу своего эгоизма и характера все пошло не лучшим образом. Выход из этой ситуации подсказала мне моя сестра, посоветовав ехать к ее знакомым в Кыргызстан. Тут я и познакомился с буддизмом. До этого в моей жизни было частичное знакомство с христианством, но никакого интереса я не проявлял к нему.

За это время многое в моей жизни поменялось. Я стал участвовать в молитвах, учился быть благодарным за все, что есть в моей жизни, быть внимательным к людям. Я учусь скромности и кротости.

Все это помогает мне в повседневной жизни, учишься относиться ко всему с любовью: к работе, к людям, к земле. Конечно, бывает сложно и злишься, но легко не бывает — это испытание, которое мы должны преодолевать, бороться с собой. А когда злишься на кого-нибудь, нужно наоборот стараться относится с состраданием к человеку. Если мы будем отвечать на зло злом, мы распространим эту цепочку дальше, а не «разорвемь цепь». Это простые истины жизни, но чтобы понять их, мне нужно было встретиться с нужными людьми. 

«Тамга-таш» — камни с высеченными на них буддийскими мантрами, датируемыми VIII-IX вв. Они находятся на южном берегу Иссык-Куля, в 2 км от села Тамга. Камни почитаются буддистами всего мира как священные. Фото из личного архива А.Манулика
Также в Кыргызстане есть остатки нескольких буддийских храмов в Чуйской долине, датируемых VII – IX веками н.э., и изображение Будды в Иссык-Ате.  

Школы буддизма

Школ буддизма во всем мире существует очень много. Их разнообразие, по словам монаха Алексея Шмыгля, объясняется тем, что в разное время и в разных местах проповедники делали упор на различные аспекты учения. Они излагали его в понятной для слушателей форме и старались наложить его на основу национальной религии и верований адептов, при этом сохранив суть учения.

Александр Манулик. Фото из личного архива

Карма Кагью — одна из четырех основных школ тибетского буддизма, которая ориентирована, в основном, на практику, то есть медитацию.  Это направление насчитывает более 700 центров медитации почти в пятидесяти странах за пределами Тибета — в Юго-Восточной Азии, Европе, Северной и Южной Америке, а также Австралии и Новой Зеландии. Из них около ста — в России и один — в Бишкеке, который представляет Александр Манулик:

— Буддизм как аптека. Если у нас что-то болит, мы же не будем скупать все лекарства, а берем что-то одно, что нам нужно конкретно в этом случае. Иначе это не принесет нам пользы и возможно убьет. Так же и в буддизме — каждый приходит за чем-то своим, в чем он нуждается. Поэтому появилось много направлений. Мы мирно сосуществуем и нам это не мешает.

С Оле Нидалом я познакомился на медитативном курсе в Краснодаре в 2008 году. А после стал практиковать традицию Карма Кагью в Бишкеке. Постепенно присоединились друзья, интересующиеся медитативными буддийскими практиками. Мы стали регулярно практиковать вместе и так организовался центр медитации. 

Оле Нидал — первый европеец, которого официально признали Ламой и учителем медитации буддийской традиции Карма Кагью. Он основал более шестисот буддийских центров во всем мире. С начала 1970-х годов Оле Нидал путешествует, проводя лекции, курсы и основывая буддийские центры.

Мы открыты для всех, кто нас ищет. Но так как буддизм не предполагает никакого маркетинга, мы не занимаемся саморекламой. На общую практику сейчас собирается от пяти до десяти человек. Но также много сочувствующих, которые редко приходят, но относят себя к нашей традиции. 


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».