© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

В Узбекистане планируют увеличить пенсионный возраст [инфографика и комментарии экспертов]

В Узбекистане пенсионный вопрос в последние годы стоял особенно остро, законодательство в этой отрасли неоднократно корректировалось. В конце апреля этого года  правительство анонсировало проект пенсионной реформы, который предусматривает коренные изменения в системе пенсионного обеспечения населения страны.


Правительство опубликовало проект постановления «О мерах по дальнейшему реформированию системы государственного пенсионного обеспечения граждан» с окончанием срока обсуждения 21 августа.

Система пенсионного обеспечения республики в настоящее время охватывает более 3,3 млн. граждан, что означает почти 10% населения страны. Их них около 2,5 млн. населения страны получают пенсии по возрасту, 533 тыс. чел. – по  инвалидности и случаям потери кормильца, а число получателей социальных пособий – 305 тыс. человек.

 

Какие изменения предлагает проект пенсионной реформы?

 

«О разбалансированности экономики и социальной справедливости»

 Шухрат Ганиев,  директор Гуманитарного правового центра (Бухара):

«Говоря об этой реформе, невольно вспоминаю слова «железной леди» Маргарет Тэтчер, смысл которых в переводе звучит так: «Первыми, кто страдает от разбалансированной экономической системы – это пенсионеры и работники бюджетной сферы».  Разбалансированность экономической системы –  и есть та самая реальная предпосылка для проведения пенсионной реформы сегодня в Узбекистане. Это мое личное мнение.

Ознакомившись с Концепцией реформирования системы государственного пенсионного обеспечения, я провел небольшой блиц-опрос. В нем участвовали пенсионеры, проработавшие ранее в бюджетной сфере, трудовые мигранты и молодежь. Все они задавали мне один убийственный по логике вопрос: при чем тут соотношение работающих и пенсионеров (о разбалансированном соотношении которого говорится в Концепции)?!  Нынешние пенсионеры  заключили в свое время социальный договор с государством в лице Пенсионного фонда и исправно перечисляли отчисления в течение всей своей трудовой деятельности, а пенсионный фонд вкладывал эти средства, или выражаясь откровеннее «прокручивал» их годами. В течение всей своей трудовой деятельности он работал в надежде, что государство ему будет выплачивать эту накопленную сумму на старости лет. И вдруг ему теперь говорят, что в стране такая ситуация, что на одного пенсионера приходится 1,5 работающего, и  теперь мы должны пересмотреть эту сумму выплат. Разве это доступно пониманию, не говоря уже о справедливости?

Причем тут соотношение работающих и пенсионеров? Вне зависимости от количества работающих в стране на сегодняшний день, пенсионеры должны получать свои пенсии,  они их заработали.

Но мы читаем в положении  представленного на обсуждение документа, что средний пенсионный возраст в стране планируется довести до 62 лет с нынешних 57,5 лет. И вновь, по мнению разработчиков Концепции, подобный шаг аргументируется дефицитом бюджета пенсионного фонда из-за увеличения доли пенсионеров в стране и ростом нагрузки по пенсионным выплатам на экономически активное население республики… Да и в этом же документе говорится, что  порядка 60% трудоспособного населения не осуществляют обязательные социальные платежи во внебюджетный Пенсионный фонд. Получается, что пенсионный фонд не в состоянии оплачивать пенсии оставшимся 40% трудоспособного населения, которые ежемесячно осуществляют платежи для этих целей? На мой взгляд, здесь прослеживается явная попытка сокращения социальных выплат из истощенного госбюджета.

Да и откуда эти 60% граждан, не охваченных государственной системой пенсионного страхования? Уверен, больше половины этих людей –  активные граждане трудоспособного возраста, не нашедшие работу в своей стране. Иначе говоря, это наши трудовые мигранты, находящиеся за пределами республики. Не их вина, что они не нашли работу в Узбекистане и им пришлось покинуть на время родину в поисках заработка.  Каково будущее пенсионное обеспечение этих трудовых мигрантов?

Почему наше государство сейчас, при наличии политической воли, не может создать нормальную систему  пенсионного страхования по договорам, тем самым гарантируя пенсию людям, которые «в черную» отправляют деньги домой?  Поддерживая, таким образом нашу экономику. Это же миллиарды долларов ежегодных вливаний в  страну, поступающие из-за границы, тысячи семей, которые живут на сегодня вне социального поля республики. Почему эти люди остаются вне социальной защиты в плане пенсионного страхования? Мы не должны забывать о том, что сегодняшние мигранты со временем пополнят армию пожилых людей и на что им рассчитывать тогда? 

Пенсионная реформа как лакмусовая бумага сама по себе поднимает целый букет проблем, которые накапливались годами не имея никакого решения. Первое – это проблемы трудовых взаимоотношений в республике, а именно проблема отсутствия нормально оплачиваемой работы в стране, бездействие или отсутствие работы наших  представительств за рубежом, которые должны были бы проявлять интерес к  нашим гражданам при оформлении контрактов с работодателями. Второе – стагнация финансовой системы страны, из-за которой работодатель часто не оформляет должным образом трудовые отношения с работником, поскольку, если принять на работу человека легально, то становится невыгодно работодателю в плане налогов и отчислений в различные фонды. В итоге, обе стороны сходятся на том, что лучше работнику работать на нелегальной основе, а нелегальная основа – это формальное отсутствие трудового стажа, со всеми вытекающими отсюда последствиями для будущего пенсионного обеспечения. Почему люди идут на этот нелегальный статус? Наверное, это говорит о довольно высоком уровне безработицы в стране, о несовершенстве налоговой системы, об отсутствии нормальной работы профсоюзов, которые должны защищать права работников. Таким образом,  недоверие к политике справедливого пенсионного обеспечения провоцирует рост нелегального трудового рынка, загоняя всех в замкнутый круг. Возможно, это риторические вопросы, но они — вопросы  социальной справедливости. Опросы показывают, что эти вопросы наиболее болезненно воспринимаются нашими гражданами. 

Разорвать этот круг, возможно только проводя реальные реформы, а не имитируя их подобными громогласными заявлениями о том, что за рубежом повышают пенсионный возраст и мы должны идти в ногу со временем. Если говорить о соответствии уровню развитых государств в этой сфере — нам необходимо построить такую же развитую и социально защищенную систему пенсионного страхования и уже потом начинать риторику о повышении пенсионного возраста.. Да и кстати, сегодня по продолжительности жизни, если верить официальным исследованиям – мы лидеры в Центральной Азии, и доживаем до 73 лет. В среднем, это 10 лет пенсионной жизни».    
“Повышение пенсионного возраста абсолютно неприемлемо”

Анвар Назир, независимый аналитик (Узбекистан):

«В настоящее время очень много споров о том, что нужно ли повышать пенсионный возраст. Я считаю, это абсолютно неприемлемым. Потому что, пенсионный возраст неразрывно связан с демографией. Было бы неправильно без оглядки ни на что сопоставлять так называемые “пороговые” уровни пенсионного возраста в Узбекистане с аналогичными показателями в России, СНГ или странах Европы.

Во-первых, если в европейской части континента процент населения пожилого возраста растет с каждым годом, то по данным официальной статистики, в Узбекистане трудоспособное население составляет 60,5%, а старше трудоспособного населения – 9,4%. Таким образом, на одного пенсионера приходится почти 6,5 человек трудоспособного возраста. Пенсионеры составляют относительное меньшинство, и такая тенденция сохранится еще долго. У нас нет такой проблемы – как прокормить пенсионеров, гораздо актуальнее – это проблема безработицы среди трудоспособного населения.

Во-вторых, у нас около половины населения проживают в сельской местности — 49,4%. Они живут в условиях, которые значительно отличаются в худшую сторону, чем крупных городах республики. Например, система медицинского обслуживания не всегда доступное в том объеме, в котором оно необходимо, им не всегда доступно качественное питание и вода, как в крупных городах. Все это значительно влияет на продолжительность жизни. Никто не озвучивает такие цифры как, сколько живут в Ташкенте или Самарканде, а сколько в среднем живут в сельских местностях.

Вдобавок ко всему, нужно учесть, что экология регионов не одинаковая – одни регионы имеют более благоприятные условия жизни, а другие менее благоприятные.

Таким образом, если бы у нас были данные по продолжительности жизни отдельно в городской и сельской местности, а также по регионам, то мы можем увидеть значительный разброс этих показателей от его среднего значения по республике. Если так, то получается, что при повышении пенсионного возраста сельское население и жители регионов с менее благоприятными условиями жизни просто не доживают до пенсии?»

Изображение к материалу: Пенсионный фонд Узбекистана. Фото: kun.uz


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Changefrom the Borderland to the Steppes Project«, реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье не отражают позицию редакции или донора.