© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Таджикистан: боль и обиды горцев

Душанбе нужно решать причины, а не бороться с последствиями проблем в Горно-Бадахшанской автономной области, отмечают эксперты.


Территория ГБАО на карте Таджикистана. Source: Wikipedia commons License

English Тоҷикӣ

«У нас тут было все тихо и спокойно, зачем нужно было вводить дополнительные войска?» — вопрошает житель Хорога, где началась кампания по борьбе с «беззаконием» и изъятию оружия после визита президента Рахмона в середине сентября.

«Как нам обещали, эти силы должны были в течение месяца вывести. Но они так и остались тут, это нервирует людей и приводит к разного рода провокациям», — продолжает 40-летний собеседник, пожелавший остаться неизвестным.

Чтобы выразить свое откровенное мнение тут никто не хочет называть своего имени. По прошествии двух месяцев после «поворотного» визита президента республики в административный центр Горно-Бадахшанской автономной области, ситуация в Хороге действительно повернулась. Но куда – пока непонятно.

«Нас обвинили в том, что в нашем городе высокий уровень криминогенности. Но из-за нескольких человек, которые называют власти, не нужно всех обвинять в этом, и не нужно пугать все население», — говорит другая жительница города, обеспокоенная за безопасность своих детей.

«Наши люди еще не отошли от стресса, который получили в 2012 году, — продолжает она, имея в виду силовую операцию по поимке подозреваемых в убийстве начальника местного ГКНБ в 2012 году, сопровождавшийся спецоперацией в результате которого было убито 48 человек. – Все боятся. Даже дети, которые ходят в детский садик, говорят, что вот–вот война начнется».

Подробнее о спецоперации в Хороге в 2012 году в материале IWPR: Еще один удар по хрупкой стабильности в Бадахшане 

Комментарий Абахона Султоназарова по событиям 2012 года в Хороге: Как Бадахшан будет восстанавливаться после насилия 

Эмомали Рахмона встречают в Хороге. Фото пресс-службы президента РТ

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон раскритиковал региональные власти в разгуле криминала и слабой работе в борьбе с преступностью. Он сменил руководство области, начальников силовых подразделений и приказал исправить недочеты и изъять оружие у населения.

Последовавшая за этим масштабная кампания силовых органов в Хороге сопровождалась различными инцидентами и недопониманием между сотрудниками органов и местным населением. Одним из громких инцидентов стала стрельба из травматического оружия, открытая по группе молодых людей сотрудником органов правопорядка,  после чего на площадь вышла многочисленная толпа, потребовавшая справедливого разбирательства и вывода дополнительных сил безопасности из автономной области.

При этом среди жителей Хорога есть те, которые говорят, что устали от вольготного поведения и хулиганства определенной части молодежи, и приветствуют усиление работы органов по соблюдению населением законов.

«Жители много раз были свидетелями того, как они устраивали стрельбу в центре города, поножовщину, групповые хулиганские разборки между собой. Даже милиционеры боялись вступать в их разборки, — рассказывает собеседник. – Когда проблемы решаются силой, молодежь думает, что таким образом и нужно поступать. Это не правильный пример для этих молодых людей».

«Сейчас стало лучше, многие сдали оружие. В начале все опасались, что начнется военная операция, но мы рады, что все-таки проблемы решаются мирным путем», — отмечает главный редактор областного еженедельника «Оинаи зиндаги» Рукия Давроншо.

«Особенный» регион

Жители в Хороге. Фото: pinterest.com

Сложившаяся обстановка в ГБАО и шероховатости в отношениях между властями Душанбе и жителями автономного региона являются следствием нескольких комплексных причин, поясняют эксперты.

ГБАО населена памирскими таджиками, чья культурная и религиозная идентичность, языки немного отличаются от остальных таджиков, населяющих республику. Они исповедуют шиитский исмаилизм, в то время как таджики являются суннитами. Говорят на восточноиранской группе языков, слабо понимаемый таджиками.

Эти особенности сформированы отчасти из-за природных условий, в которых живут памирцы, говорят эксперты.

«Памирцам присуща сильная сплоченность и взаимоподдержка», — говорит аналитик Абахон Султоназаров, являющийся выходцем из ГБАО.

По его мнению, недостаточное внимание центральных властей Душанбе по отношению к памирцам сформировало условия для появления неформальных лидеров на этих землях и укрепления их влияния. Хотя он добавляет, что институт неформальных лидеров на Памире существовал и в советское время.

“Неформальных лидеров” в Хороге в таджикских СМИ причисляют к главарям местных ОПГ и, ссылаясь на официальные данные, пишут, что имеют отношение к контрабанде грузов и наркотиков из Афганистана.

В частности, несколько лет назад один из этих лидеров Толиб Аёмбеков Агентством по контролю наркотиков обвинялся в “преступных связях” и “контрабанде табачных изделий, драгоценных камней (в основном изумруды и рубин), оружия, алкогольных напитков и наркотиков”. 

Но в конце октября этого года СМИ Таджикистана сообщили, что Аёмбеков посетил местное отделение прокуратуры и потребовал объяснений относительно обвинений в его адрес о незаконной деятельности. На что в прокуратуре сообщили, что на него уголовных дел не имеется.

Мне сказали, что кроме просроченного банковского кредита ко мне нет претензий, я обещал, что банковский кредит верну в ближайшее время”, — цитирует Аёмбекова информагентство “Азия-Плюс”.

«С 2006-го года по сегодняшний день было, как минимум четыре попытки решения проблемы наличия неформальных лидеров самыми радикальными методами. Из-за незнания особенностей региона центр каждый раз принимал неверные решения», — говорит аналитик Алим Шерзамонов, выходец из Хорога, ныне проживающий в Польше.

Шерзамонов полагает, что президент РТ был введен окружением в заблуждение относительно потери былого влияния криминалитета в регионе ГБАО и возможностью усилить позиции правоохранительных органов, подчиняющихся Душанбе. Однако потом оказалось, что новые старые меры центральных властей не по душе местному населению.

«Причина же такого недовольства кроется не столько в противостоянии силовых структур и этих «лидеров», сколько в нерешенных социальных проблемах», — отмечает Алим Шерзамонов.

«Я бы не стал утверждать, что это народ противостоит центру и представляет власти реальную угрозу», — добавляет он.

Набор таблицы Менделеева

Город Хорог. Фото: Михаил Романюк

Промышленность и экономическая активность Таджикистана в основном сконцентрирована на севере страны и в районах республиканского значения. Большинство территории ГБАО занято горами. Хотя регион богат на полезные ископаемые, у него нет какой-либо производственной активности, в которой было бы занято население.

Около 80 процентов бюджета ГБАО дотируется из республиканского бюджета. Остальные 20 процентов составляют налоговые поступления от мелкого и среднего бизнеса.   

Местные жители говорят, что если бы власти сконцентрировались на улучшении социально-экономического положения населения ГБАО, это положило бы начало построению доверительных отношений между центром и автономией.

«Проблемы молодых людей решают эти преступники», — говорит депутат регионального парламента в Хороге Аввалмо Хубоншоева. Она добавляет, что если бы вместо преступников власти сфокусировались на проблеме занятости местной молодежи, ситуация поменялась бы к лучшему.

217-тысячное население ГБАО, как и весь Таджикистан, в основном выживает за счет денежных переводов трудовых мигрантов.

«Правительство республики пытается решить проблему с рабочими местами. Например, выделена квота для ста молодых людей, жителей Хорога, которые будут направлены на строительство Рогунской ГЭС. Министерство внутренних дел также пригласило ребят на работу», — говорит пресс-секретарь администрации ГБАО Голиб Ниятбеков. Он добавляет, что власти понимают, что этого явно недостаточно для решения проблемы.

В то же время много бывших работников, вовлеченные в процесс строительства Рогунской ГЭС, жаловались, что их увольняли с объекта и недоплачивали обещанную заработную плату; оплата ограничивалась минимальной корзиной.

«Нельзя все эти проблемы решить в короткий срок. Это проблемы не одного дня, — отмечает политолог из Душанбе, пожелавший остаться неизвестным. – И решать их нужно постепенно. Выработать стратегический план по развитию области, создавать рабочие места, дать возможность молодежи реализоваться. И ни в коем случае нельзя допустить, чтобы эти проблемы решались силовыми методами».

Заместитель директора Центра стратегических исследований при Президенте РТ Сайфулло Сафаров считает, что “ситуация в Хороге существенным образом улучшиться в ближайшее время”.  

“Во-первых, само население Памира в целом очень заинтересовано в том, чтобы ситуация разрядилась. Там принимаются все меры,  и население стремится к тому, чтобы разрядить ситуацию. Вновь назначенные руководители стремятся к этому. Ёдгор Файзов, вновь назначенный руководитель области, новое лицо в политике. И по тому, как он сейчас ведет себя, видно, что там все будет хорошо. Потому что все:  государственные органы и население сейчас заинтересованы в том, чтобы не допустить эскалации напряжения. И пусть никто не боится, что там будет плохо простым людям. Горно-Бадахшанская автономная область — неделимая часть Таджикистана, и постепенно там все наладится”, —  сказал заместитель директора Центра стратегических исследований при Президенте РТ Сайфулло Сафаров.

Абахон Султоназаров. Фото из личного архива

Аналитик Абахон Султоназаров отмечает, что неразвитость ГБАО связана также с тем, что глава областной администрации имеет ограниченные полномочия — всех ответственных чиновников назначают в Душанбе, но выражает надежду, что новому руководителю области дадут больше возможностей, чтобы проявить себя и внести вклад в развитие этой области.

“Ёдгор Файзов, как бывший руководитель Фонда Ага Хана в Таджикистане, не понаслышке знает основные проблемы в ГБАО и имеет хороший управленческий опыт. Если у него будет прямой выход на ключевых чиновников в Душанбе, возможно, он будет более эффективно решать проблемы”, — считает Султоназаров.

Он рассказывает, что в Хорог часто командируют сотрудников из других районов и областей Таджикистана, которые не знают местную специфику, требуют деньги за решение тех или иных вопросов.

“Когда на эти должностях сидели местные кадры, таких коррупционных проявлений не было”, — говорит он.

Аждар Куртов. Фото: международное радио Франции

Сложные географические особенности ГБАО являются основной причиной сложившихся общественных, правовых и экономических проблем и вряд ли в ближайшие десятилетия Душанбе будет способно серьезно повлиять на этот расклад, считает эксперт по Центральной Азии Аждар Куртов.

Поэтому он полагает, что сложившаяся конфигурация – влияние криминала, наркотрафик, контрабанда – еще долго будет функционировать в Горно-бадахшанской автономной области.

«В ГБАО, может быть, и сокрыта вся таблица Менделеева (полезных ископаемых), но добыча стоит огромных денег и огромных денег стоит доставка этой самой таблицы Менделеева до платежеспособной части населения Земли. Поэтому этот регион особо не осваивался ни в советское время, ни сейчас», — говорит эксперт.

«Если бы были возможности, это бы было уже сделано. В этом не надо видеть вину Душанбе или просчеты, просто это очень сложно сделать.  Это особенности региона, против географии не попрешь», — заключает он.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.