© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Судьба кыргызов-прозелитов: избитые, перезахороненные трижды       

16 октября этого года трое пьяных парней ворвались в чужой дом и избили 25-летнего парня в селе Тамчы Иссык-Кульской области Кыргызстана. Такова версия событий семьи избитого. Он был из кыргызов-прозелитов, придерживался христианства. У него тяжелое сотрясение мозга, поврежден глаз, сломана челюсть, выбиты зубы и множественные травмы. Молодой человек еще находится в территориальной больнице.


English Кыргызча

По словам родственников, конфликт произошел на религиозной почве. Однако в УВД настаивают, что никакой религиозной подоплеки там нет, только хулиганство. 

«По словам потерпевшего, он с 1 октября жил в Тамчы и присматривал за домом дяди, который со своей семьей уехал в Бишкек. В ночь с 15 на 16 октября примерно в два часа ночи он через колонку слушал музыку с мобильного телефона. В это время парни по имени Заманбек, Алеш и еще один неизвестный в нетрезвом состоянии постучали в окно и вызвали его на улицу. После чего с претензиями, что он слишком громко слушает музыку, начали избивать, потом ушли. Пострадавший вошел в дом и лег спать, а утром позвонил матери, рассказав о случившемся, обратился в районную милицию. Данный факт зарегистрирован в ОВД Иссык-Кульского района», — отметили в УВД.

Однако версия адвоката потерпевшего Жанары Аскар кызы от версии правоохранительных органов отличается.

«Местные жители избили его, потому что услышали днем, как он распевал христианские песни прославления. Ночью, войдя в преступный сговор, они ворвались на частную территорию и глумились над ним. Они заставляли его отречься от веры. После его отказа отречься от Иисуса Христа, он был избит. Избившие дали время до следующего дня, приказав ему покинуть Тамчи. В обратном случае грозились вернуться и убить его», — сообщила Аскар кызы.

Угрозы сжечь дом из-за религиозной принадлежности

С угрозами и «хулиганством» семья избитого парня уже сталкивалась. Первым, еще 20 лет назад, религию сменил его дядя Нурбек Эсеналы уулу. По его словам, он не раз подвергался гонениям и физическому насилию со стороны близких из-за смены религии. Спустя время родственники мужчины поняли его выбор, а некоторые даже приняли христианство протестантского толка. Избитый племянник был в числе тех, кто за ним последовал.

Однако их односельчане оказались не столь терпимы и толерантны. Нурбек рассказал CABAR.asia, что он и члены его семьи, которые верят в Иисуса, подвергались дискриминации.

«Несколько раз разбивали стекла в моем доме. Соседи говорили, что не слышали и не видели никого. Потом я узнал, что в селе было собрание и местные парни грозились сжечь мой дом из-за моей религиозной принадлежности. Сельчане считают, что летом я делаю из своего дома церковь и устраиваю богослужения в нем. На самом деле, я, как и все жители сел, расположенных у берега Иссык-Куля сдаю комнаты в своем доме для приезжих отдыхающих. При этом не смотрю на то, какой религии следует клиент. Это просто бизнес», — делится Нурбек.

«У нас кыргызов-прозелитов на местном уровне воспринимают как предателей не только религии, но чуть ли не памяти предков и родины». Индира Асланова.

По его словам, хотя за двадцать лет он столкнулся с множеством случаев ущемления его прав на религиозной почве, не все настроены так враждебно. Есть и те, кто с пониманием относится к его выбору, но таких меньшиство.

Как отмечает религиовед Индира Асланова, факты нетерпимого отношения к кыргызам-прозелитам происходили еще в 90-х годах и чаще на севере страны, когда кыргызы стали переходить в другие религиозные группы.

По ее словам, отсутствие уважения к выбору религии часто становится причиной семейных ссор и скандалов, что иногда приводит к разводу, если другую религию принимает только один из супругов. Например, был случай, когда в начале 2000-х распалась семья: муж остался мусульманином, жена приняла одно из течений христианства.

«Ислам призывает к толерантности и терпимости к представителям других религий в том числе. Тем более, христиане и иудеи воспринимаются как ахли-китаб, то есть люди писания, а не как язычники. У нас же кыргызов-прозелитов на местном уровне воспринимают как предателей не только религии, но чуть ли не памяти предков и родины. При этом не учитывают, был он до этого религиозным или нет, какую вел жизнь. Условно, если он раньше был «вроде» мусульманин, при этом употреблял спиртное и бил жену, это воспринималось нормально, а если потом стал христианином и перестал это делать, все равно это плохо», — рассказывает Асланова.

Здесь хоронить нельзя

Роза Дуйшеева. Фото: CABAR.asia

Эксперт Роза Дуйшеева считает, что возникновение проблем в сфере религии в Кыргызстане прежде всего связано с недостаточным регулированием сферы религии со стороны государства при взаимодействии с гражданским обществом.

Она отмечает, что в Конституции Кыргызстана гарантирована свобода совести и вероисповедания, где каждый человек вправе свободно выбирать и иметь религиозные и другие убеждения. Никто не может быть принужден к выражению своих убеждений или отказу от них.

«Однако данная статья перманентно нарушается в силу того, что некоторые люди просто не понимают, что они живут в обществе, где гарантирована свобода вероисповедания или же нарушается целенаправленно, чтобы подорвать понимание «светскость». А понимание «светскость» в обществе должно ассоциироваться не только с тем, что религия отделена от государства или наоборот, а также с безопасностью государства и целостностью общества», — сказала Дуйшеева CABAR.asia.

Читайте подробнее: Религиозный и светский радикализм в кыргызском обществе

Поддержки гражданского сектора ждет и Госкомиссия по делам религий, которая сейчас проводит профилактические мероприятия по всему Кыргызстану. По словам замглавы ведомства Закира Чотаева, ключевыми вопросами являются: запрет дискриминации, толерантное отношение между представителями разных конфессий, а также поднимается тема по захоронению кыргызов-прозелитов.

«Отдельные факты есть, и они говорят сами за себя. Но в целом в обществе понимают, что если мы живем в светском государстве, то государство относится ко всем религиям одинаково, а также к представителям религиозного и нерелигиозного сообщества. Поэтому здесь нужно больше работать на профилактику и освещение в СМИ. Мы пытаемся эту работу вести. Но в данном случае необходима поддержка гражданского общества и религиозных организаций, чтобы эта тематика активно пропагандировалась и продвигалась в соцсетях и СМИ», — говорит Чотаев.  

Гульшайыр Абдирасулова. Фото c личной страницы Facebook

Правозащитница Гульшаир Абдирасулова считает, что причин роста религиозной нетерпимости несколько, но основная — это отсутствие практики привлечения к наказанию за нетерпимость по определенной принадлежности, не только религиозной. По факту избиения парня в селе Тамчи уголовное дело милиция возбудила по статье «Хулиганство» УК КР.

«В кодексах имеются соответствующие статьи, однако на практике, если это убийство человека на основании религиозной ненависти, то оно будет квалифицировано как просто убийство. Или если это избиение на основании религиозной нетерпимости, то это будет просто нанесение телесных повреждений определенной степени тяжести. Или же, если какой-то чиновник дискриминирует женщину на основании религиозной атрибутики, например, из-за платка, то это максимум будет дисциплинарное взыскание в виде выговора руководством. Мне неизвестны случаи, когда в Кыргызстане людей, выкопавших тело из земли, или лиц, которые заставляли менять религию и читать молитву другой религии, привлекали за проявление нетерпимости и ненависти», — рассказывает она.

Фото: Азаттык

В октябре 2016 года жители села Сары-Талаа Ала-Букинского района Джалал-Абадской области и местные имамы не разрешили родственникам односельчанки Каныгуль Сатыбалдиевой похоронить ее на местном кладбище из-за того, что покойная придерживалась христианско-баптистского вероучения.

После конфликта с сельчанами ее похоронили в соседнем селе Орукту, но и там жители воспротивились. Во второй раз погребение решили провести на кладбище православных в этом же районе, но и там тело женщины не обрело покой. Ее вновь перезахоронили, но не на кладбище, а между двумя горами по дороге в один из поселков.

В январе 2017 года районный суд вынес решение в отношении пятерых молодых людей, которые принимали участие в раскопках тела женщины. Их приговорили к трем годам лишения свободы с условным сроком на один год. Однако семья женщины считает, что зачинщики дискриминации не были наказаны. Они хотят, чтобы к ответственности привлекли акима района, главу айыл окмоту и имамов, которые давали указания эксгумировать тело.

Индира Асланова отмечает, что это один из немногих случаев, получивших огласку. Большинство не получают такого резонанса.

«К сожалению, несмотря на периодические конфликты, государство не спешит регулировать этот вопрос». Гульшаир Абдирасулова

«В Кыргызстане, в основном, кладбища выстроены по родовому признаку и, когда родственники пытаются похоронить христианина на условно «мусульманском» кладбище, местное сообщество противится. В 2006 году в семье баптистов в Кыргызстане умер подросток и его долго не могли похоронить из-за такой реакции общества. В конце похоронили прямо во дворе дома», — говорит религиовед.

По мнению Гульшаир Абдирасуловой, проблема не в самом процессе захоронения, а выделении места для захоронения лиц иного вероисповедания на общем участке земли, выделенного под кладбище:

Почему-то люди думают, что если выделен земельный участок под кладбище, то он выделен только для мусульманского кладбища. Государство не может себе позволить выделять для каждой конфессии отдельные земельные участки. Выделяется один участок, а распределить его по конфессиям — функция местных органов власти. К сожалению, несмотря на периодические конфликты, государство не спешит регулировать этот вопрос. Хотя уже давно разработано положение о распределении участка под кладбище по конфессиям, однако оно пока еще не принято на уровне правительства.

В Кыргызстане нет закона о захоронении граждан, поэтому рабочая группа, в составе представителей госорганов, различных эксперты и юристов, разработала временную инструкцию. По словам, заместителя директора Государственной комиссии по делам религии Закира Чотаева, документ предусматривает общие правила для представителей всех конфессий и сейчас находится на рассмотрении правительства.

«Это инструкция, которой должны руководствоваться местные органы власти при выделении земель для захоронения. Мы предусмотрели, что необходимо секторальное разделение на муниципальном кладбище и по необходимости должно быть предусмотрено место для представителей религиозных меньшинств. Нет препятствий для захоронения на одном кладбище, но надо, чтобы там было секторальное разделение. Допустим, между секторами, где захоронены мусульмане и христиане, должна быть дорога, какой-то кустарник, арык, а также отдельный вход», — говорит Чотаев.

Городское кладбище в селе Гроздь. Фото: 5 канал

Городское кладбище в селе Гроздь – пример того, как можно построить кладбище и избежать проблем. Его открыли год назад в Аламудунском районе Чуйской области. Кладбище сейчас занимает 44 га и поделено на несколько секций: для христиан, мусульман и представителей других конфессий. 

Здесь примерно 4 тысячи мест для захоронения. Обустроена парковка, проведено освещение, а также заасфальтированы дорожки внутри кладбища и подъезды к нему снаружи. На все эти работы муниципалитет потратил около 50 миллионов сомов.

В среднем Бишкек хоронит 1 400 человек в год, таким образом, нового кладбища хватит только на 3-4 года. Однако чиновники заверили, что это только первый этап. Затем будут освоены новые земли, и в целом участка хватит на 10-15 лет.

Свобода вероисповедания

Одной из причин религиозной нетерпимости правозащитница Гульшаир Абдирасулова считает заявления высокопоставленных лиц страны о том, что в 90% граждан Кыргызстана являются мусульманами. Часто это связано с тем, что религиозная идентификация кыргызстанцев в большей части основана на их этнической принадлежности. Например, кыргызов, узбеков, таджиков принято автоматически считать мусульманами.

По данным Комиссии США по международной религиозной свободе (USCIRF), в стране более 80 процентов населения (5,7 млн. чел.) – это мусульмане-сунниты; 15 процентов составляют христиане, в основном русские православные; остальные пять процентов приходятся на очень небольшое количество мусульман-шиитов, протестантов, католиков, евреев, буддистов, бахаистов и тех, кто не связывает себя с какой-либо религией.

Что касается показательного предпочтения первых или должностных лиц определенной религии: будь то показательное посещение хаджа главой государства или использование религиозных лидеров в предвыборной кампании, по словам Абдирасуловой, также вносит свой вклад в возникновение подобных проблем.

Читайте подробнее: Роль ислама в кыргызской политике

Кроме того, по ее словам, на ситуацию влияют также выступления религиозных лидеров жить по шариату, конфликты и навязывание религии. На что нерелигиозная часть граждан начинает осуждать ношение бороды, религиозные атрибутики и внешний вид верующих, а также говорить о свободе выбора.

«Теперь пошло противостояние между верующими, кыргызами-мусульманами и неверующими-кыргызами. Например, в отношении дааватчы, которые требуют позвать мужчин в доме, причем довольно агрессивным поведением, вплоть до того, что если это новостройка, где не у всех имеются ограды, то входят в дом. Часто мы становимся свидетелями нападок на лиц из сферы культуры и шоу-бизнеса с осуждением их за вид и имидж», — говорит Абдирасулова.

В своем ежегодном отчете Комиссия США по международной религиозной свободе (USCIRF) отмечает, что многие религиозные общины в Кыргызстане продолжают сталкиваться с дискриминационными решениями, враждебностью и безразличием. Поэтому USCIRF рекомендует менять законодательство и поднимать вопрос о нарушениях свободы религии в Кыргызстане на соответствующих международных форумах, включая ОБСЕ и ООН.

Бермет Уланова — выпускница Школы аналитической журналистики CABAR.asia


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог»