© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

“Сохраняют нейтралитет”. Как живут Свидетели Иеговы в Узбекистане

В городе Чирчике Ташкентской области живут свыше 140 тысяч человек, 500 из них – адепты религиозной организации «Свидетели Иеговы». Ни в одном другом городе Узбекистана они пока не могут зарегистрироваться, поэтому информация о том, сколько их по всей стране, не разглашается.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


English Ўзбекча

* Материал опубликован в рамках серии статей CABAR.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии.

Здесь же в Чирчике находится единственное место поклонения общины – простой, непретенциозный Зал Царства.

Photo: З. Милибаева
Табличку с надписью «Зал Царства» власти разрешили им повесить только 2 года назад. Photo: З. Милибаева

По словам представителя свидетелей Иеговы Николая Королёва, их последователи проживают на территории Узбекистана с 1950-х годов. Во времена Советского Союза они осуществляли свою деятельность подпольно, а первых свидетелей Иеговы – Серафима Якушена, Екатерина Кобзарь из города Ферганы – в 1957 году арестовали  и отправили в лагеря.

С 1960 по 1990 годы общины Свидетелей Иеговы появились в городах Ангрен, Ташкент, Самарканд, Бухара, Коканд, Фергана, Чирчик, Навои, Зарафшан, Учкудук, Карши и Бекабад. Как рассказывает Королев, в те годы свидетели делились «благой вестью» неформально среди соседей, родственников и коллег по работе. 

Только в 1994 году в городе Чирчике Свидетели Иеговы были официально зарегистрированы как религиозная организация. Но, как утверждает Николай Королёв, это не давало им защиту.

Правоохранительные органы Узбекистана ранее неоднократно задерживали свидетелей Иеговы за незаконное вовлечение в свои ряды местных жителей и тайное проведение собраний в различных регионах страны. По закону они имеют право проводить собрания только в Зале Царства, а ведение религиозной пропаганды запрещено. Согласно узбекскому законодательству, задержанные привлекаются к административной ответственности и штрафу до 100 минимальных размеров заработной платы (около $2300).

– Ситуацию с религиозными меньшинствами мы можем оценивать только по отношению к нам. Раньше происходило по 15 арестов в месяц, сейчас их количество уже сократилось, а в некоторых регионах и вовсе сошло на нет. Изменения связаны с тем, что нынешнее правительство хочет взять курс к построению гражданского общества, а оно невозможно без уважения меньшинств. Но пока на законодательном уровне мы этого не видим.

Николай Королёв. Photo: З. Милибаева

Свидетели Иеговы пока не могут зарегистрироваться в других городах Узбекистана. Дело в том, что порядок регистрации религиозных организаций такой: сначала нужно в махаллинском комитете получить справку о юридическом адресе, а уже потом собрать остальной пакет документов и передать это в Министерство юстиции. Но получение справки с махалли стало непреодолимым препятствием.

Минюст и Комитет по делам религий аргументирует это тем, что махаллинский комитет является независимым органом и они не могут вмешиваться. Они [махаллинский комитет] говорят, что народ против. В Ферганской долине [махаллинский комитет] писали, что Свидетели Иеговы радикально опасны, мы подали на них в суд, и скоро состоится четвертый процесс. В Бухаре и Кашкадарье нам написали, что у нас же есть церковь, зачем нам еще. В Ургенче написали, что сход граждан собрался и просто отказал.

От всех семи областей, куда мы подавали заявление на регистрацию, мы не получили ни одного обоснованного ответа. Недавно в Нукусе инициативная группа из 100 человек подала на регистрацию. Мы поехали в Каракалпакстан встретились со сходом граждан, но и там без конфликта не обошлось.

Второй вопрос, препятствующий свободной деятельности Свидетелей Иеговы в Узбекистане, это миссионерство и прозелитизм. Так как в Узбекистане это запрещено, мы уже 10 лет не получаем доставкой нашу религиозную литературу, а журналами пользуемся только в электронном виде.

Photo: З. Милибаева

Нигора, 26 лет:

Нигора. Photo: З. Милибаева

– Я училась в экономическом университете, когда решила креститься. Мои родители сильно боялись, что я брошу учебу, не смогу выйти замуж и изолируюсь от общества. Они просто не понимали, кто такие Свидетели Иеговы, что это за религия.

Не понимали меня также и в Комитете по делам религии. Когда я пришла к ним на беседу, они убеждали меня в том, что я мусульманка и должна читать Коран. А начальник отдела и вовсе посоветовал отцу запереть меня дома.

Однажды представители Службы государственной безопасности забрали меня прямо из аудитории во время защиты моей дипломной работы и допрашивали меня как преступника. Когда выяснили, что ничем противозаконным я не занимаюсь, извинились и отпустили. Но осадок-то остался. Да и перед однокурсниками и преподавателями было жутко неудобно потом. 

Жить по совести

По словам Николая Королёва, Зал Царства существует за счет пожертвований. На встречах в специальные ящики для пожертвований любой свидетель Иеговы может опустить столько денег, сколько он хочет и может. Из этих средств организация оплачивает коммунальные услуги, налоги и поддерживает само здание.

Photo: З. Милибаева

Никто не получает здесь фиксированную зарплату, добровольные работники получают питание и компенсацию за транспортные расходы. 

19-летняя Малика официально присоединилась к Свидетелям Иеговы, когда ей было 15 лет:

Малика. Photo: З. Милибаева

 – Мне было около 5-6 лет, моя мама изучала Библию с представителями общины. Естественно, я понимала, что мамин выбор – это не мой выбор. У меня были свои вопросы, поэтому я сама изучала, читала, исследовала Библию и нашла логичные ответы на свои вопросы.

Затем я решила стать свидетельницей Иеговы. Мой отец поначалу был сильно против, у родственников были свои предубеждения, в школе тоже надо мной издевались из-за моей веры. Я живу по библейским принципам, поэтому я не праздновала какие-то праздники. В такие моменты одноклассники обзывали меня «святошей». Я бы не назвала это безобидной шуткой.

В Зал Царства мы ходим раз в неделю на встречи и собрания. Я окончила колледж, поэтому по будням подрабатываю сиделкой и совершенствую свой английский. Сейчас мой папа видит, что Библия меняет мою жизнь в лучшую сторону. Он видит, что я счастливый человек, довольна своей жизнью.

Свидетели Иеговы работают в государственных учреждениях, в строительных компаниях, больницах, школах, учатся или получают пенсию. Единственная сфера, где их нет и быть не может, – это военное дело. Их вероучение запрещает участие в боевых действиях вне зависимости от того, носит ли война агрессивный или оборонительный характер. То есть служба в армии, если это не альтернативная служба, для них неприемлема.

По словам Николая Королёва, в этом вопросе острых противоречий между Свидетелями Иеговы и власти нет:

– При отказе от воинской службы наши последователи могут спокойно ссылаться на свои убеждения и наличие свидетельства о получении религиозного образования, которое выдает наш центр. Как правило, в таком случае военная комиссия освобождает от армии.

Многие пытаются дискредитировать нашу общину, обвиняя нас в том, что мы против власти. Но это не так. Свидетели Иеговы сохраняют нейтралитет в Узбекистане. Патриотизм – это не про бить себя в грудь и говорить: я люблю Узбекистан.

Возможно, Свидетели Иеговы не будут целовать флаг, но и плевать в него не будут. Они стараются жить по совести, любят свою страну, людей  и чтят традиции, на которых выросли.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».