© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

«Накажем чекистов и судью». Правозащитники добиваются удаления их отчетов из списка экстремистских материалов

Изучая перечень экстремистских материалов Кыргызстана, правозащитники случайно обнаружили свои отчеты среди этого списка. Теперь они судятся с Генеральной прокуратурой для отмены этого решения.


English Кыргызча

Почти полгода правозащитная организация «Бир Дүйнө Кыргызстан» добивалась в судах разных инстанций, чтобы ей позволили обжаловать решение Октябрьского районного суда города Бишкек. В январе 2017 года служители Фемиды признали экстремистскими отчет о правах мигрантов, направленный в комитет ООН и доклад «Хроника насилия: события июня 2010 года на юге Кыргызстана (Ошский регион)». Но об этом решении авторы отчетов узнали год спустя.

Только в конце октября этого года Верховный суд вновь направил дело на рассмотрение в первую инстанцию.

Альтернативный отчёт о положении кыргызских трудовых мигрантов в России и Казахстане вышел в 2015 году. Его авторами были общественное объединение «Правозащитное движение: «Бир Дүйнө Кыргызстан» и антидискриминационный центр (АДЦ) «Мемориал». В документе говорилось о том, что узбеки — граждане Кыргызстана, которые бежали из страны во время событий 2010 года, являются двойными жертвами. Они уехали без паспортов, а находясь в России и Казахстане могут стать жертвами торговли людьми. Также правозащитники критиковали решение российских властей об их депортации и экстрадиции, поскольку это значило подвергнуть их риску пыток и несправедливого суда.

Доклад «Хроника насилия: события июня 2010 года на юге Кыргызстана (Ошский регион)» подготовили правозащитный центр «Мемориал» (не имеет отношения к вышеуказанному АДЦ «Мемориал». — Прим. ред.) совместно с Норвежским Хельсинским комитетом (Norwegian Helsinki Committee) и правозащитной организацией Freedom House. Документ представляет из себя детальную хронологию событий на юге страны с 29 апреля по 15 июня 2010 года.

Предварительную версию доклада правозащитники представили властям Кыргызстана еще в феврале 2012 года. После — его выносили на обсуждение среди гражданских активистов, юристов и экспертов. Экземпляр «Хроники насилия» глава Центральноазиатских программ ПЦ «Мемориал» даже вручил экс-президенту Кыргызстана Розе Отунбаевой.

Почему по ним начали проверку?

В марте 2016 года Государственный комитет национальной безопасности (ГКНБ) Кыргызстана направил оба документа на экспертизу. Что послужило причиной – неизвестно. В самом ведомстве от каких-либо комментариев отказываются, ссылаясь на решение Верховного суда.

Артур Медетбеков Фото: knews.kg

По словам экс-заместителя председателя ГКНБ Артура Медетбекова, проверку по материалам спецслужбы начинают при подозрении или наличии информации об экстремистской направленности. Далее их отправляют на экспертизу и, в случае подтверждения подозрений, передаются в следственные органы.  

«Есть материалы сигнального, оперативного характера и они [ГКНБ] не обязаны уведомлять, допустим, экстремистские группировки или их руководителей или другие правозащитные органы, что вот, мы проверяем или разрабатываем какую-то организацию или группу, которая подозревается в экстремизме. Существует оперативная тайна, — рассказывает Медетбеков. — А когда до следствия доходит, следствие уже само решает делать ли тайну следствия. Если нет, то в ходе допроса, когда адвоката нанимают, они [подозреваемые] уже будут оповещены и извещены. Но до того, как изучается, проверяется, естественно об этом не будут говорить и уведомлять ту или иную организацию».

Однако ни во время следствия, ни во время судебного слушания правозащитников никто не известил. Сами они считают, что документы были лишь предлогом.

Виталий Пономарев. Фото: memohrc.org

«Реальной причиной стал наш интерес к теме злоупотребления антиэкстремистским законодательством в Кыргызстане, что вызвало недовольство тогдашнего руководства ГКНБ. Возможны и другие предположения, не буду все перечислять. Официального ответа до сих пор нет», — говорит директор Центральноазиатских программ правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев.

«Это сговор трех структур власти – ГКНБ, Генпрокуратуры и суда — против независимых организаций. Это не только мы, но и наши партнеры. Они лепили это дело, чтобы каким-то образом нас опорочить. Доноры перестали нас финансировать в прошлом-позапрошлом году», — говорит глава правозащитной организации «Бир Дүйнө Кыргызстан» Толекан Исмаилова.

«Бир Дүйнө Кыргызстан» и «Мемориал» — не первые правозащитные организации, которых обвиняли в экстремизме. В 2014 году ГКНБ проводил следствие в отношении «Эдвокаси центра», который занимается предоставлением юридической помощи в городе Оше. Его сотрудники проводили опрос на юге Кыргызстана и некоторые вопросы следствие посчитало разжигающими межнациональную рознь. В офисах организации проводили обыски, конфисковывали имущество, допрашивали работников и консультантов. Позже уголовное дело прекратили.

ГКНБ КР. Фото: ru.sputnik.kg

Спорное заключение

В заключениях экспертов по альтернативному отчету по мигрантам говорится, что прямых призывов к какой-либо розни или оправданию терроризма нет, но документ признали «субъективным, односторонним и националистически-направленным».

«Данный призыв носит завуалированный характер, через искаженное представление движущих сил конфликта, что в свою очередь породит неприязненные отношения между представителями кыргызской и узбекской национальности», — говорится в заключении доктора филологических наук Азизбека Джусупбекова.

Что касается доклада «Хроника насилия», то он признан возбуждающим межнациональную вражду. Эксперты посчитали, что в нем имеются «призывы, направленные на возбуждение национальной, расовой, религиозной и межрегиональной вражды».

«Содержатся высказывания, направленные на возбуждение национальной вражды, которые могут вызвать неприязнь или чувство ненависти представителей одной этнической группы к другой, посеять по отношению к ней недоверие, отчуждение, подозрительность, переходящие в устойчивую враждебность, подстрекать к ограничению прав представителей другой этнической группы или насильственным действиям против них», — сказано в заключении специалистов Национальной академии наук (НАН) КР.

Виталий Пономарев считает, что проведенные экспертизы весьма сомнительны и не соответствуют требованиям к научной экспертизе. По его словам, один из специалистов даже не прочла доклад целиком, а оценивала некие выдержки.

«Нарынбаева (автор лингвистической экспертизы), выполняя заказ бывшего руководства ГКНБ, не постеснялась приписать нам «утверждения о природном превосходстве одной нации и неполноценности, порочности другой», «призывы, направленные на возбуждение расовой, религиозной и межрегиональной вражды» и т.п., хотя вопросы религии, расы или межрегиональных проблем в докладе вообще не затрагивались», — говорит правозащитник.

Но как бы то ни было, по результатам заключений Госкомитет по нацбезопасности направил документы в Генеральную прокуратуру, а та в свою очередь – в суд. В итоге в январе 2017 года вышло постановление суда о признании отчетов экстремистскими.

О решении суда авторы докладов узнали только в марте 2018 года, когда проводили мониторинг списка экстремистских материалов на веб-сайте Министерства юстиции Кыргызстана и нашли в этом списке названия своих организаций «Правозащитное движение: «Бир Дүйнө Кыргызстан» и ПЦ «Мемориал».

Сриншот с сайта Министерства юстиции КР

В конце мая правозащитники подали апелляционную жалобу на решение Октябрьского районного суда, однако судебная коллегия посчитала, что они необоснованно пропустили срок обжалования. И только 22 октября Верховный суд вынес решение в их пользу и направил дело на пересмотр.

«Вам въезд в республику запрещен»

В июле 2016 года, в то же время, когда проходила проверка по отчетам, правозащитнику Виталию Пономареву запретили въезд в Кыргызстан. В ответ на запрос о причине такого решения он получил формальный ответ, который нисколько не прояснил ситуацию: «Согласно ст. 7 Закона о внешней миграции» въезд в Кыргызскую Республику иностранного гражданина или лица без гражданства не разрешается в интересах обеспечения государственной безопасности или охраны общественного порядка».

«Неоднократные случаи запретов на въезд правозащитников — это элемент общей линии на подавление инакомыслия». Виталий Пономарев

Он не первый, кому запретили въезд в страну. За последние 5 лет власти страны запретили въезд в Кыргызстан также правозащитницам Василе Иноятовой и Мире Ритман, журналистам Григорию Михайлову и Крису Риклтону.

«Запреты на въезд иностранных граждан могут связаны с различными причинами. Но неоднократные случаи запретов на въезд правозащитников — это элемент общей линии на подавление инакомыслия», — считает Пономарев.

То же самое, по его мнению, касается и запрета двух докладов и внесение их в список экстремистских материалов. Но более масштабной проблемой, на его взгляд, является злоупотребление антиэкстремистским законодательством в Кыргызстане.

«Настоящим позором для Кыргызстана является действующая и поныне уголовная ответственность за хранение так называемых «экстремистских материалов». Сколько человек сейчас сидят в тюрьмах за хранение для личного пользования книги или листка с текстом? За рубежом многие юристы отказываются верить, что подобное возможно в стране, имеющей репутацию «оазиса демократии» в регионе. Такой правовой нормы нет ни в одной из постсоветских стран, кроме Кыргызстана, и ее наличие в законе открывает широкие возможности для злоупотреблений и коррупции», — говорит Пономарев.

В своем докладе Human Rights Watch критикует очень широкое определение экстремизма в законодательстве Кыргызстана. Кроме того, отмечается, что Закон «О противодействии экстремистской деятельности» не требует, чтобы список запрещенных материалов был исчерпывающим, он должен только периодически публиковаться. А такая ситуация чревата тем, что обвиняемый может не знать, что имевшиеся у него материалы были запрещенными.

В 2015 году британская международная неправительственная организация «Article 19», которая занимается вопросами свободы выражения мнений, отмечало: 

широкое определение экстремистских материалов в кыргызском законодательстве дает основания предполагать, что правительство наделяет себя властью перекрывать доступ к любым материалам, которые оно не одобряет.

Согласно докладу Генерального секретаря ООН в августе 2018 года, Кыргызстан внесли в список стран, где гражданское общество «подвергается репрессиям, запугиванию и нападениям в связи с их деятельностью, в том числе когда они взаимодействуют с системой Организации Объединенных Наций».

Шанс на победу

«Мы уверены, что мы накажем этих чекистов и накажем судью». Толекан Исмаилова

Решение Верховного суда дает правозащитникам шанс на то, что при пересмотре дела доклады все же уберут из списка экстремистской литературы.

«Здесь все еще зависит от человеческого фактора. Если документы касались мигрантов и событий 2010 года, то здесь, конечно, очень много нюансов, очень много непонятных вещей, которые сегодняшним днем можно пересмотреть. Я думаю, что никаким экстремизмом там и не пахнет, просто отдельные люди хотели видеть это так», — считает Артур Медетбеков.

Толекан Исмаилова. Фото: CABAR.asia

Тем временем правозащитники «Бир Дүйнө Кыргызстан» основательно готовятся к пересмотру дела. Их адвокат готовит обращение в Генеральную прокуратуру о том, что новый генпрокурор должен сделать так, чтобы ведомство исполняло свою миссию – осуществляло надзор за соблюдением законов республики.

«Мы хорошо продумали свою стратегию. На всех уровнях власти лежат наши экспертизы. Мы переговорили с партнерами, провели переговоры с властью. Мы уверены в том, что наши адвокаты и новая власть, не будут повторять поступки предыдущей. Мы уверены, что мы накажем этих чекистов и накажем судью. Мы обратились в дисциплинарную комиссию совета судей, чтобы они разобрались», — заявляет Толекан Исмаилова.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».