© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Молодые таджики боятся идти служить в армию из-за облав и дедовщины

Пытки, издевательства и смерти солдат от побоев в таджикской армии являются основной причиной уклонения молодежи от военной службы.


English Тоҷикӣ

Продолжающаяся практика облав на парней призывного возраста заставляет многих молодых таджиков убегать из страны дважды в год. Именно поэтому до начала призыва весной и осенью можно заметить, что выезжают в трудовую миграцию в основном, молодые парни.

Сотрудники военкоматов вылавливают призывников, где только могут. Интернет пестрит видеозаписями о том, как задерживают молодых людей и, как их насильно затаскивают в машины. На одном из видео, набравшем несколько тысяч просмотров, запечатлена облава во время свадьбы — жених сбегает от военкомов прямо во время торжества.

В октябре этого года сотрудники военного комиссариата столичного района Исмоили Сомони задержали сотрудника радио «Озоди», журналиста, обученного IWPR, Мулораджаба Юсуфи. Несмотря на заявления о том, что у него имеется военный билет, и он не подлежит призыву, его все же насильно отвезли в военный комиссариат и отпустили лишь после того, как коллеги привезли и показали его военный билет.

Шамсулло Султонов. Фото: rus.ozodi.org

Несколько месяцев назад сотрудники военкомата прямо с урока увели Шамсулло Султонова, преподавателя современных технологий отдаленного поселка Лолазор Вахшского района южной Хатлонской области.  

«Его ученики несколько дней находились в шоке», — говорит директор школы Гулнора Ходжаева.  Его коллеги сообщили в военную прокуратуру, что поведение сотрудников военкомата, которые насильственно увели Султонова, было весьма грубым.

По закону о воинской службе страны, нельзя призывать учителей из поселков, где наблюдается нехватка педагогов. Однако военные проигнорировали эти нормы, и Шамсулло Султонов уже несколько месяцев служит в одной из воинских частей Душанбе.

Учителя обратились в военную прокуратуру с заявлением и в результате прапорщика комиссариата Вахшского района Усмона Каримова уволили за этот инцидент и он получил судимость. Но подобные жалобы на сотрудников военкоматов со стороны жертв облав редки.

По данным организации «Офис гражданских свобод», практика проведения облав была особенно распространена до 2013 года. Тогда около 40% опрошенных солдат сообщали, что попали на службу в результате облавы.

Но после заявлений президента Эмомали Рахмона о недопустимости нарушений во время призывной компании, подобных инцидентов стало меньше. В 2017 и 2018 годах в организацию поступали видеоматериалы о проведении облав, однако обращения правозащитников в военную прокуратуру приносили положительные результаты.

Фото: akhbor-rus.com

Побои и издевательства

Дилрабо Самадова, юрист «Офиса гражданских свобод» отмечает, что одной из проблем таджикской армии остаются взаимоотношения между солдатами. Хотя по сравнению с тем, что было 5 или 8 лет тому назад, ситуация в воинских частях значительно улучшилась.  

«Условия жизни, одежда, питание, медицинская помощь, уровень знаний офицеров заметно улучшились. Я верю, что мы сможем добиться того, чтобы права солдат соблюдались и защищались, и мы надеемся построить здоровую армию. Поэтому мы прилагаем усилия, чтобы очистить армию от жестоких отношений», — сказала она.

По данным «Офиса гражданских свобод», в 2014-2017 годы от избиений и жестокого отношения в таджикской армии пострадали 62 человека, еще 12 инцидентов закончились гибелью солдат. В результате этих событий 35 человек были наказаны, 22 солдата получили тюремные сроки от 5 до 18 лет. Зафиксированы 13 случаев наказания офицеров, которых осудили на сроки от полутора до четырех лет.

Но такие последствия возможны только в случае серьезных инцидентов. А таким случаям, как оскорбления, пинки, затрещины никто не придает значения, говорят эксперты.

Саиджафар Сафарзода, эксперт по социальным вопросам считает, что главной причиной того, что молодые люди уклоняются от военной службы, являются издевательства и побои в воинских частях.

«Эти издевательства могут принимать разные формы. Наши собеседники говорят, что в их спальных помещениях есть видеокамеры, однако их закрывают одеждой солдат. Когда призывники слышат об этих случаях, они сильно разочаровываются в военной службе. Другая несправедливость — есть семьи, где из шестерых сыновей никто не служил, а в других — из двух детей оба призывались в армию», — говорит Сафарзода.

Избили черенком лопаты

В этом году таджикские СМИ освещали о нескольких громких случаев убийств солдат срочной службы в военных частях страны.

Мазбуджон Мансуров. Фото из личного архива

24 марта на юге скончался Мазбуджон Мансуров, 21-летний солдат воинской части 0306 Управления пограничных войск ГКНБ Таджикистана. По словам родных, он погиб за 10 дней до своей демобилизации.

По данным военной прокуратуры Хатлонской области, он погиб в результате избиения черенком лопаты, из-за чего порвалась селезенка и произошло обильное кровотечение. Такое заключение дали трое врачей, которые лечили солдата, а потом были допрошены следователями военной прокуратуры.

Отцу погибшего солдата Мардону Мансурову в тот трагический день сообщили по телефону что его сын страдал от заболевания почек и умер во время лечения. А через день сотрудники воинской части доставили семье тело Мазбуджона и сообщили, что найдут его убийц. Только тогда родители узнали, что их сына убили.

Мардон Мансуров. Фото: CABAR.asia

Военный суд Хатлонской области возбудил уголовное дело против двух военнослужащих части. Старшего лейтенанта Идитата Пирова задержали в день инцидента и он все еще находится в СИЗО. По предъявленной статье Пирову грозит от 8 до 12 лет тюрьмы. Капитана Мехриддина Нурова в мае осудили условно на два года и уволили с должности.

Но родители Мансурова недовольны мягкостью приговора для второго виновника и требуют строгого наказания для всех виновников гибели их сына.

«Моего сына убили, но один из убийц на свободе, хотят наказать только одного. Я требую у суда, наказания всех виновных в преступлении, но Нуров легко отделался. Думаю, что процесс не будет справедливым», — говорит Мардон Мансуров.

У погибшего Мазбуджона остался брат и родители намерены не допустить того, чтобы он пошел служить в армию.

В начале ноября суд гарнизона города Хорога в ГБАО осудил на 13 лет рядового пограничных войск Бахтовара Абдуллоева за избиение и убийство сослуживца Абдукаюма Ёдгорова.В мае погиб солдат Раджабали Каримов, который прослужил год и два месяца.  И хотя следователи Главной военной прокуратуры Таджикистана утверждали, что причиной смерти солдата является самоубийство. Хотя родные обнаружили на его шее огнестрельную рану. Брат погибшего, Муродали Каримов, снимал на видео момент обмывания тела брата и заявляет, что на теле были видны травмы.

«На руках были следы от веревки. На других частях тела также были видны травмы и повреждения. Мы не знаем, откуда они появились», — цитирует его радио Озоди.

В большинстве подобных случаев родственники утверждают, что на телах погибших солдат были видны следы от побоев. Однако власти часто заявляют, что это трупные пятна и не признают факта пыток и жестокого обращения, сообщают правозащитники Коалиции против пыток Таджикистана.

Фото: newizv.ru

Земля и водительские права за службу

Но не только молодые люди не хотят служить в армии, родители также поддерживают их в уклонении от службы.  

«Каждый год во время призывов, я не могу спать по ночам спокойно. Боюсь этих облав, боюсь, что ночью придут к нам за моими сыновьями. Лучше пусть они в Россию едут, чем их будут унижать и избивать в армии», — говорит 52-летняя Сабохат Камолова. Она живет в городе Бохтар и у нее трое сыновей.

Проблема призыва становится настолько острой в стране, что планы по пополнению армии двух последних весенних призывных компаний и одной осенней остались не выполненными.

В конце октября в Кабодианском районе (220 километров южнее Душанбе) пятеро молодых жителей скрылись после получения повестки. Родственники утверждают, что они уехали в миграцию.

Местные власти пытаются заинтересовать молодежь материальными стимулами. Четыре года назад молодым людям обещали, что после службы в армии им предоставят землю для строительства жилья и помогут с проведением свадьбы. Однако, как утверждает большинство отслуживших парней, после демобилизации власти забыли про свои обещания.

Шахло Хасанзода, заместитель мэра города Нурек (80 километров южнее Душанбе) сообщила CABAR.asia, что они применяют другие стимулы для призыва. Например, призывники несколько месяцев бесплатно учатся на курсах автовождения, получают водительские права, а потом идут служить.

Но лучшим способом привлечения призывников станет обеспечение работой бывших солдат, демобилизовавшихся со службы, считает Саиджафар Сафарзода.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.