© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Казахстан: оправдана ли новая система работы скорой помощи?

Вызовы теперь разделены на четыре категории и поликлиники подключены в систему обслуживания вызовов.


Машина «скорой помощи» во дворе поликлиники №23 в Алматы. Фото: CABAR.asia

Қазақша

В Казахстане ежегодно растет количество звонков в «103» почти на 500 тысяч. По словам чиновников из Минздрава, служба скорой помощи используется нерационально и если тенденция роста продолжится, то не хватит ни ресурсов, ни автомобилей, ни медоборудования. 

Директор республиканского центра санитарной авиации Минздрава Нуржан Отарбаев рассказал журналистам, что Казахстан обгоняет показатели европейских стран по количеству вызовов скорой помощи.

«Средняя нагрузка на одну бригаду скорой помощи в странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества развития) — не более 7-8 вызовов в сутки. У нас в среднем 23 вызова. Получается, что бригада безостановочно оказывает медпомощь. Естественно, это влияет на качество», — сказал Отарбаев. 

Главный врач “Станции скорой медицинской помощи” в Алматы Сабит Пазилов. Фото предоставлено пресс-службой станции.

Большая загруженность службы наблюдается и в крупных городах Казахстана. Сами врачи признаются, что вместо оказания действительно скорой помощи нуждающимся, порой их вызывают по пустякам, рассказывает главный врач “Станции скорой медицинской помощи” в Алматы Сабит Пазилов.

«Бывает, что в день вызывают по 3 раза по одному и тому же адресу. Были случаи, когда пациенты, просили фельдшеров в магазин сходить, давление измерить, укол сделать внутримышечный. Если ездить по таким вызовам, это очень большие затраты для службы», — сказал Пазилов CABAR.asia. 

В 2017 году Минздрав для решения проблемы издал приказ, согласно которому часть работы служб скорой помощи передадут в поликлиники. Ожидается, что к 2019 году поликлиники возьмут на себя одну из категорий пациентов скорой на обслуживание.

Расчитаться на категории

Чиновники поделили пациентов на 4 категории в зависимости от тяжести состояния. К первой относятся пациенты, испытывающие непосредственную угрозу своей жизни: потеря сознания, обильное кровотечение, остановка дыхания, шок, судороги, рвота с кровью. Такое состояние требует немедленной помощи и время прибытия бригады должно составлять не более 10 минут. 

Вторая — состояние, представляющие потенциальную угрозу жизни: нарушение ритма сердца, выраженные нарушения внешнего дыхания, высокая температура у детей до 3 лет, отравление токсическими веществами. Время прибытия скорой помощи должно составлять 15 минут.

К третьей относят пациентов, у которых существует потенциальная угроза для здоровья: прединфарктные состояния, острый живот, физиологические роды, боли в животе у беременных, ожоги и обморожения у детей. Время прибытия должно составлять до 30 минут.

И наконец, к четвертой отнесли пациентов, страдающих хроническими заболеваниями в период обострения. Подчеркивается, что состояние не должно нести угрозу жизни и здоровью. Время, за которое должна быть оказана медпомощь должно составлять до 60 минут. Именно эту категорию пациентов планируется передать на обслуживание поликлиникам.

Несмотря на то, что приказ вышел в прошлом году, на сегодняшний момент далеко не все поликлиники смогли открыть службу скорой помощи. Минздрав сообщает, что в эту систему вовлечена пока только треть от всех поликлиник по стране.

 

Будет ли хорошо пациентам? 

Камнем преткновения для полномасштабной реформы являются процедурные и подготовительные моменты, которые должны проделать медучреждения. Поликлиникам необходимо получить лицензию на оказание неотложной медицинской помощи в акимате, внести изменения в устав, нанять и организовать бригаду, обучить ее. Также нужно составить штатное расписание, определить структуру. С точки зрения финансовых выгод поликлиникам выгоднее самим обслуживать пациентов.

Галия Тобатаева. Фото взято с time.kz

К какой категории отнести пациента определяет диспетчер Службы скорой помощи, который получает звонки на 103. В случае, если территориально пациент относится к поликлинике, имеющей службу скорой помощи, он направляет звонок туда. Однако по мнению члена Совета по защите прав пациентов и противодействию коррупции Управления здравоохранения при акимате города Алматы Галии Тобатаевой, появляются вопросы, насколько диспетчер и пациент будут способны правильно оценить состояние пациента и определить нужную категорию.  

«Со мной были случаи, когда бригада «скорой» отказывалась госпитализировать при одышке и боли в позвоночнике. Вместе с тем, зная свой анамнез, я настаивала на оказании помощи в стационаре и была права, — рассказывает Тобатаева. – На вторые сутки появилось кровохарканье, был факт тромбоэмболии легочной артерии. Соответственно, несвоевременное оказание медпомощи повлекло бы летальный исход».

Подобного рода жалобы не относятся к первой категории, продолжает она. «Кроме того, сложно предсказать состояние пациента при высоком давлении, которое не сбивается. Вполне возможен тяжелый исход, в частности инсульт или парализация. В этом случае важно соблюдение «золотого часа”», — сказала Тобатаева. 

Также неясно, как будут обращаться лица с инвалидностью, у которых есть речевые затруднения или проблемы со слухом. В таких случаях необходимо прописать в нормативно-правовых актах наличие в ПМСП (Первичная медико-санитарная помощь) телефонов с определителем номера, гаджетов для приема вызовов глухонемых, пациентов с ДЦП либо других пациентов, имеющих речевые и слуховые затруднения. Кроме того, должна быть возможность общения посредством мобильных услуг с сурдологами. 

Как это отразится на работе Службы скорой помощи?

В самом крупном городе Казахстана Алматы работают 10 станций скорой помощи и 177 бригад. Служба обслуживает в среднем 2500-3000 вызовов в сутки, а в период сезонных заболеваний их количество еще увеличивается. Максимальное количество звонков в период эпидемиологического сезона доходило до 11 тысяч, но часть их них были консультации. 

«30 процентов от всех вызовов составляют пациенты 4 категории (хронические заболевания, осложняющиеся сезонно, но не угрожающие жизни – в течение 60 минут). Я думаю, это решение облегчит нашу работу, бригады будут более свободны, а у нас появится возможность оказывать помощь в экстренных ситуациях за короткий промежуток времени. Например, пока мы обслуживаем пациента с обострением хронического заболевания, у кого-то может быть неотложное состояние, требующее незамедлительной помощи», — сказал Сабит Пазилов.

Он отметил, что сокращения штата не предусмотрено и реформа положительно отразится на службе.

С этого года финансирование за 4 категорию пациентов перечислили в поликлиники. Но в Алматы всего два медучреждения открыли свои службы скорой помощи: №23 и №18. Остальные заключили договор со скорой помощью и работают по расчету.

Выигрывает ли от реформы поликлиника?

Казалось бы: и с точки зрения финансирования, и с точки зрения близости к пациентам поликлиники должны были быстро реализовать реформу. Однако на деле оказалось, что процесс идет не так оперативно.

Поликлиника №23 в Алматы в микрорайоне «Улжан» одна из первых внедрила изменения. Уже с мая этого года они стали получать переправленные вызовы от скорой и оказывать им помощь. За последние пять месяцев они обслужили 1300 вызовов.

Поликлиника №23 в Алматы в микрорайоне «Улжан». Фото: CABAR.asia

«В наш район, отдаленный от центра города, скорая доезжает долго. У нас сейчас составлены три фельдшерские бригады. Финансирование к нам за 4 категорию поступает из ФСМС (Фонд социального медицинского страхования). Сэкономленные деньги мы можем направить на приобретение дополнительных изделий медицинского назначения, препаратов, на премии сотрудникам», — рассказала CABAR.asia главврач №23 поликлиники Сауле Ашен.

Она считает, что благодаря новому подходу врачи поликлиники будут лучше знать пациентов, а значит и смогут квалифицированно оказывать помощь.

Главный врач №23 поликлиники Сауле Ашен. Фото: CABAR.asia

«Фельдшер, после того как ночью обслужил пациентов, передает актив врачам. Участковая служба продолжает работу с пациентом. Есть пациенты, которые часто вызывают скорую. Теперь мы о них знаем и можем работать с этим участком», — говорит она.

«Одна пациентка вызывала скорую чуть ли не 32 раза за неделю, — продолжает Сауле Ашен. –  Мы поговорили с участковыми врачами и выяснили, что это одинокая бабушка и у нее проблемы с памятью, к ней ходит соцработник и психолог. Тогда мы организовали консилиум, вызвали психиатра и выяснили, что у бабушки есть патология психического здоровья. Сейчас к ней ходят психиатры и медсестры нашей поликлиники. Раньше «скорая» приезжала к пациентам, и мы дальше не работали. А сейчас сами обслуживаем и где-то смотрим лечение, отслеживаем состояние».  

По ее словам, трудности возникают с персоналом бригад. Сейчас врач следит за фельдшерами, контролирует их действия. Она считает, что со временем кадры станут опытнее и будут справляться сами.

По мнению эксперта по финансированию и политике здравоохранения Али Нургожаева, смысл реформы заключается в том, чтобы отделить «несерьезные» вызовы от действительно экстренных, угрожающей жизни и оказать необходимую скорую помощь.

Служба скорой помощи сконцентрируется на тяжелых случаях, будет затачивать компетенции под них, разгрузится от третьестепенных вопросов и так далее. Второй смысл реформы – заинтересовать поликлиники в профилактических и эффективных подходах к ведению пациентов. Как следствие, снизится количество вызовов 4-й категории и нагрузка на поликлинику. 

Но в нынешней ситуации, когда поликлиники заказывают услуги у скорой, а государственный фонд это финансирует, смысл реформы теряется. 

 «Не присутствуя непосредственно в эпицентре событий, обвинять и советовать достаточно сложно. Низкие тарифы за 4-ю категорию, дефицит машин скорой, экономика службы скорой помощи как конкретной организации и прочие объективные и не совсем факторы могут вынуждать местные власти и главврачей принимать на первый взгляд нерациональные решения», — считает эксперт. 

В 2017 году ожидалось, что реформа коснется всех поликлиник уже в 2018 году. Однако даже к концу не все учреждения смогли воплотить благую идею в жизнь. Реформа требует финансовых вливаний.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.