© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Как в Казахстане борются с высоким уровнем загрязнения воздуха?

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) назвала загрязненный воздух в мире «новым табаком» и заявила, что простой акт дыхания убивает семь миллионов человек в год. Казахстан уже в списке стран с высоким загрязнением воздуха и ситуация в отдельных регионах страны превышает нормативы в 10 раз.


Первая столица Казахстана, ныне крупнейший город страны – Алматы – географически расположен в котловане. Когда его проектировали в начале XIX века, архитекторы рассчитывали, что здесь будет работать роза ветров — улицы хорошо продувались с гор. Но в начале XXI века здания стремительно начали расти ввысь и высотные дома полностью перекрыли движение воздушных потоков.

Согласно исследованию компании «Экосервис-С», сейчас по показателям экологии Алматы значительно отстает от уровня развитых стран, занимая 214 место из 297 городов мира. В своих данных они опираются на всемирный статистический сервис Numbeo, согласно которому Казахстан с индексом 76 относится к странам с высоким уровнем загрязнения воздуха.

Скриншот с сайта Казгидромета

По официальной информации, Алматы, который долгое время был лидером по загрязненности воздуха в стране, таковым больше не является. Согласно данным Казгидромета, по итогам первого полугодия 2018 года в лидеры вышли Усть-Каменогорск, Атырау, Актау, Астана , Караганда, Атырау, Жезказган и Балхаш. Чуть ниже, но все же высокие, показатели у Алматы, Актобе, Экибастуза, Темиртау, Аксая, Шу и Петропавловска. 

Экологический активизм

В социальных сетях казахстанцы активно делятся фотографиями смога или рассказывают об ухудшении своего физического состояния. Но некоторые пошли дальше.

Установка датчика в одном из микрорайонов Алматы. Фото: Facebook, Павел Александров

Один из экологических активистов  за свой счет установил в Алматы ряд приборов, измеряющих уровень загрязнения воздуха. Данные с датчиков отображаются в сервисе airkaz.org. На сайте в режиме реального времени показывается уровень мелкодисперсных частиц или РМ2.5 в воздухе, которые в отличие от других частиц легко проникают в организм человека и наносят вред.  

В отопительный сезон в некоторых районах Алматы уровень загрязнения воздуха превышает нормативы ВОЗ в 10 и более раз.

По нормам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), среднегодовой уровень РМ2.5 должен составлять не больше 10 мкг/м3, а среднесуточный уровень не больше 25 мкг/м3. В отопительный сезон в некоторых районах Алматы уровень загрязнения воздуха превышает нормативы ВОЗ в 10 и более раз. 

«Уровень загрязнения воздуха в нижних районах города катастрофический. Я уже даже не знаю как это показать острее, но превышение суточной ПДК [предельно допустимой концентрации] местами достигло восьмикратного значения. Это уже не воздух», — написал активист.

Кандидат биологических наук и известный эколог Найля Конуркулжаева написала монографию об оценке загрязнения окружающей среды в Казахстане: какие регионы наиболее загрязнены и чем это обернулось для общества. По ее мнению, экологическая обстановка страны находится в плачевном состоянии. На это, с одной стороны, влияет географическое положение городов, с другой — промышленные объекты.

«Состояние усугубляется тем, что в городе [Алматы] очень много автотранспорта, особенно старого, не содержащего фильтров. 87% загрязнения атмосферы приходится на автотранспорт и выбросы промышленных объектов, в том числе от ТЭЦ, который использует уголь и мазут. И самое ужасное, что это не продувается, как было задумано проектировщиками», — считает Конуркулжаева.

Действия властей

В 2009 году акимат предложил комплексную программу по оздоровлению Алматы. Она была рассчитана на несколько лет и, по мнению властей, прошла успешно. Эксперты полагают, что закрыли ее досрочно. И это при том, что такие цели, как перевод транспорта на биотопливо, а промышленных объектов на газ не были достигнуты. 

«Единственная заслуга Акимата заключается в том, что они увеличили налоги на транспорт с большим объемом двигателя. Частично кто-то отказался от таких автомобилей по этой причине, но нельзя сказать, что существенная доля. Акимат начал внедрять транспорт на газовом оборудовании, улучшает систему мониторинга на предприятиях. Считается, что программа выполнена, но это не совсем так. Транспорт не переведен на газ, биотопливом пользуемся мало. Мониторинг, возможно, проводится на предприятиях, оплачивается налог на экологию. Начали внедрять солнечные батареи», — отметила Конуркулжаева. 

Смог над Алматы. Фото: Facebook, Денис Околешников

Но и этого, а также вывода промышленных объектов за город оказалось достаточно, чтобы ситуация немного улучшилась. Согласно данным Казгидромета, индекс загрязнения атмосферы в Алматы, который составлял 12,6 в 2007 году, в 2017-м снизился до 6. 

«Вот раньше говорили Лондонский смог или более горячий Лос-Анджелесский смог, у нас уже свой Алматинский смог наступает. В силу такого высокого уровня загрязнения, мы имеем высокий уровень заболевания органов дыхания, онкологии», — поделилась Конуркулжаева.

Согласно данным Минздрава за 2017 год, каждый второй казахстанец имеет какое-нибудь заболевание. В 42,9% случаев – это болезни органов дыхания. Также в стране ежегодно на 5-8% растет количество впервые установленных онкологических заболеваний по всем регионам. 

Полная версия инфографики доступна здесь

Другие регионы

Усть-Каменогорск, по данным Казгидромета, занимает первое место по загрязнению атмосферы по всей стране. Здесь работает комбинат по очистке урана, и зимой город накрывает пылевидный смог, а состояние жителей ухудшается. 

Найля Конуркулжаева. Фото из личного архива

В крупном городе-миллионнике Шымкент проблема загрязнения почвы свинцом, который опасен для населения и — для детей прежде всего. Есть проблемы со скученностью автотранспорта и утилизацией отходов.  На юге Казахстана жителям даже выплачивают компенсации тем, кто проживает в экологически неблагополучном регионе. По словам Конуркулжаевой, в этом регионе высокий процент смертности от рака.

Ситуация с загрязнением атмосферы ухудшается и в столице. В Астане большой поток автомобилей, нет газификации: все промышленные объекты и частный сектор используют уголь.

Астана предпринимала не одну попытку подключиться к биотопливу, но пока безуспешно. Сейчас проект оценивают в сумму свыше одного миллиарда тенге или почти 300 млн долларов США, и цена еще может возрасти. Пока сроки проведения газа неизвестны, ранее озвучивался 2019 год. 

Что делается? 

Природные условия Казахстана позволяют использовать солнечные батареи, а также альтернативные источники энергии и этим нужно пользоваться, считают специалисты. Однако проблемы экологии разнятся от региона к региону. И, по мнению эколога-исследователя Натальи Яковлевой, каждой нужно заниматься локально.

«Министерство энергетики дало поручение разработать целевые показатели качества окружающей среды, и сейчас эта работа идет. Проблем много, одним махом не решить. Но нужно постоянно работать, решать самые главные. Одну проблему решили, пошли дальше. Многие области уже разработали и утвердили план, какие-то области заново создают», — говорит Яковлева. 

Ее поддерживает Найля Конуркулжаева, добавляя, что власти регионов могли бы действовать более решительно и проявлять больше инициативы. В пример она приводит Южную Корею, власти которой, несмотря на  возмущение жителей, порой даже сносят базары, хижины и дома, чтобы решить экологические проблемы.

«Они не побоялись сделать такие кардинальные изменения. Мы бы тоже могли предпринять такие действия: поставить мощные фильтры по очистке воздуха, но для этого нужна воля и финансы. Китайские власти призывают людей использовать экологические методы. Например, раздают бесплатно мобильные генераторы, в них можно закидывать остатки еды, мусор, и они сгорают. Население огромное, продуктов распада много и они должны это как-то решать», — считает Конуркулжаева.


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Change — from the Borderland to the Steppes Project», реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье, не отражают позицию редакции или донора.