© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Христианские кладбища на юге Таджикистана подвергаются грабежу 

По официальным данным, половина из трех тысяч христианских могил в Хатлонской области были разграблены.


 English

Православная церковь в Бохтаре. Фото: IWPR Central Asia

Представители христианских сообществ  в Таджикистане обеспокоены тем, что  кладбища в Хатлонской области на юге страны оскверняются; железные кресты и решетки расхищаются с целью продажи металла.

На данный момент подавляющее большинство населения составляют мусульмане, но в советский период в стране также было заметное количество христиан, преимущественно православной веры. Русские, немцы, татары и другие национальности переехали в страну и работали в строительных проектах, таких как Нурекская ГЭС и завод по производству азотных удобрений в Вахшской долине.

Большинство покинуло Таджикистан после развала Советского союза и в начале гражданской войны 1992-1997 годов. Сейчас пожилое сообщество состоит, в основном, из православных и баптистов.

По последним официальным данным, в Хатлонской области в 2010 году проживало 3,896 христиан и 1,102 татарина. Общее число населения области составляет 2,7 миллионов.

«Здесь остались лишь старые и  пожилые люди, кому некуда было уехать, — говорит Людмила Ходжаева, глава общества христиан Хатлонской области. — А есть и те, кто и хотел бы уехать, да нет денег, или еще по каким причинам. Молодежь уехала. Работы нет. Сами таджики уезжают в Россию работать».

Тихон Киреев недавно был назначен настоятелем православной церкви в городе Бохтаре, административном центре Хатлонской области.

Тихон Киреев недавно был назначен настоятелем православной церкви в городе Бохтаре. Фото: IWPR Central Asia

По словам Киреева, он посещал христианское кладбище в Бохтаре и пришел в ужас от его плачевного состояния. Ограждений не было, пасся скот, а дети свободно играли на могилах.

«Родные умерших из-за того, что там все в запустении,  не могут разыскать могилы своих близких, — рассказывает он. — Я часто выслушиваю жалобы христиан об этом. Для них это очень болезненно и тяжело. Разрушают могилы их родителей, родственников. Это вандализм!».

Он рассказал о небольшом и сокращающемся сообществе христиан.

«Русских здесь осталось совсем мало, они иногда приходят в церковь, — говорит он. — Во время службы в церковь приходят от 20 до 30 человек.  Некоторым из них тяжело живется.  Одинокие пожилые люди, в основном, женщины, дети которых уехали в Россию, и они остались одни. Но они поддерживают друг друга и  навещают друг друга».

С местным мусульманским населением сложились хорошие отношения, продолжает Киреев, и он не винит обычных членов сообщества.

«Я, честно говоря, ничего плохого не видел со стороны мусульман-таджиков, среди которых живу здесь. Они нас уважают. Мы тоже с уважением относимся к верующим мусульманам», — говорит он.

В Фархорском районе, в 350 км к югу от столицы, более 100 могил были разграблены и остались без памятных табличек, решеток и крестов.

59-летняя Валентина Пигилова – одна из 15 русскоговорящих жителей этого района.

По ее словам, ей больно от разграбления могил, в том числе могил ее родственников, на местном кладбище. В последние годы произошло так много краж крестов и памятных табличек, что на кладбище почти ничего не осталось, продолжает Пигилова.

«Там ужасное состояние, — говорит она. — Все разграблено. Ситуация очень плохая и никакого улучшения не предвидится, даже хуже стало. Снимают решетки и любой металл. Тащат все что можно и используют для своих нужд».

Христиане Кулябской группы районов теперь хоронят  усопших, не ставя крестов, и не огораживают могилы решетками.  Потому что в итоге все равно все это будет разграблено и похищено, считают они.

Хатлонская область на карте Таджикистана. Wikimedia Commons

В Яванском районе Хатлонской области памятные таблички, кресты и решетки были сняты с 50 могил на двух христианских кладбищах за первые пять месяцев этого года.

83-летний пенсионер Бобораджаб Норасов последние 25 лет работает охранником на христианском кладбище Яванского района и получает 190 сомони (21 доллар США) в месяц.

По словам Норасова, только за последние полгода были совершены десятки попыток воровства на кладбище. Несколько злоумышленников были задержаны.

«Нескольких схватили и сдали в милицию, — продолжает он. — Это молодые парни, которые режут металл на кусочки и продают, они безработные и таким образом пытаются зарабатывать».

Члены местного сообщества из 300 человек говорят, что они чрезвычайно обеспокоены ситуацией.

Вера Тимофеева, председатель общества христиан Явана, сообщила что два года тому назад она обнаружила, что украли крест и решетку с могилы ее учительницы.

«Хотели разорить и могилу моей матери, но поскольку решетка очень прочно сидела в земле, не смогли ее оторвать, — говорит она. — По моему мнению, металлы вывозят на продажу жители других районов».

По словам наблюдателей, власти должны действовать, чтобы защитить христианские кладбища.

Эксперт по социальным вопросам Баходур Абдусалом говорит, что национальные меньшинства внесли весомый вклад в развитие Хатлонской области и нужно уважать их.

«Во времена Советского Союза русских было очень много, и мы имели прекрасные поселки, — говорит он. — Сейчас немногочисленные их представители остались в городах юга Таджикистана,  они имеют большой опыт работы в народном хозяйстве и им должна быть оказана помощь. Разорение христианских кладбищ является ущемлением религиозных чувств дружественного для нас народа».

Местные власти Явана говорят, что правоохранительные органы следят за ситуацией и накажут нарушителей.

«Мы выслушали жалобы христиан в нашем районе о том, что кто-то разрушает кладбища, — говорит Исмат Азизов, представитель Яванского отдела по религиозным вопросам. – Это недопустимо. Поэтому мы сообщили об этом в милицию, они следят за ситуацией и принимают необходимые меры».

В Бохтаре, по словам Киреева, община планировала решить проблему плохого состояния кладбища, но подчеркнул, что в настоящее время все их финансовые ресурсы направлены на восстановление главной православной церкви в области.

«Приход маленький, народу мало, но люди потихоньку, конечно, чистят могилы, — говорит он. — Нам даже из России звонят, но у нас пока нет возможности серьезно этим заняться, очень много других дел. Церковь до конца не достроена, но сейчас с помощью меценатов и служащих российской военной базы понемногу достраиваем ее».