© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Безопасность есть, но денег нет – жизнь афганских беженцев в Таджикистане

Беженцы из Афганистана наряду с таджиками борются за экономическое благополучие – задача, которая оказалась сложнее бегства из охваченной войной родины.


Афганские беженки на курсах кройки и шитья. Фото: CABAR.asia

Из 2800 афганских беженцев в Таджикистане сейчас мало кто может похвастать удовлетворительным экономическим положением – бедность и безработица являются основной проблемой множества беженцев.

Старая практика, когда местное представительство ООН выдавало продуктовые наборы, одежду и даже оплачивало аренду жилья, уже давно прекратилась, – теперь международная организация учит беженцев зарабатывать эти деньги, организовывая для них ускоренные курсы профтехобразования.

Но мало кому удается трудоустроиться после этих курсов.

«На курсах по кройке и шитью или визажистов в среднем обучаются 16-20 девушек, и бывает так, что ни одна из них не может найти работу», — говорит безработная беженка Фируза Сафдари, которая окончила эти двухмесячные курсы.

Мино Зиёи, две дочери которой сейчас обучаются на таких же курсах, переживает, что они тоже не смогут трудоустроиться.

«[Работодатели] нам говорят, что у них нет свободных рабочих мест, а у нас большая семья. В нашей семье только сын работает, он повар в одной маленькой организации. Очень хотелось бы найти работу и для дочерей. Нам нелегко живется», — говорит Зиёи, переехавшая в Таджикистан полтора года назад.

Таджикистан является не самым удачным выбором для беженцев: население республики само страдает от безработицы, а экономика серьезно зависит от поступлений денежных переводов мигрантов из России.

Таджикистан после развала СССР находится в затяжном социально-экономическом кризисе. Фото: ИА «Спутник-Таджикистан».

Несмотря на то, что статус беженца формально гарантирует доступ ко всем государственным услугам и возможность трудоустройства на территории Республики Таджикистан, на практике именно отсутствие гражданства является основным препятствием для получения работы, жалуются афганские беженцы.

Одна из беженок, пожелавшая не называть своего имени, пожаловалась на искусственные преграды и требование взятки при трудоустройстве.

«Сейчас мой супруг безработный, он обращается в разные места, но практически везде слышит один и тот же ответ: «Вы не гражданин нашей страны, мы не можем взять вас на работу. Если хочешь работать тут, то заплати», — рассказывает она. – Мы не граждане этой страны, вот и не можем ничего сделать с этим».

При этом собеседники отмечают, что сами жители Таджикистана относятся к ним добродушно и с теплотой. Они рады возможности жить в спокойствии и безопасности в этой стране.

«Таджикские люди очень хорошие, от них плохих слов в наш адрес мы не слышим. В отличие от моей родины, здесь даже ночью можно ходить спокойно, никому до нас дела нет», — рассказывает отец пятерых детей 48-летний Абдулло Латифи.

 «Соседи у нас хорошие люди, и место спокойное. Единственная наша проблема – отсутствие рабочих мест», — сказала другая собеседница.

Запрет на проживание в столице Душанбе – еще одно препятствие на пути к экономическому благополучию беженцев. В 2000-м году в Таджикистане был принят нормативный акт, запрещающий беженцам из Афганистана проживать в приграничных территориях и в Душанбе. Это решение было продиктовано опасениями, что под видом беженцев афганские боевики дислоцируются в приграничных территориях и столице.

Они говорят, что в столице у них было бы больше возможности для трудоустройства, чем в провинции, где и местное население нуждается в работе.

Помимо трудоустройства правозащитник Абдумаджид Рузоев отмечает, что статус беженца дает возможность открывать и развивать свой малый бизнес в Таджикистане.

«Они, как и наши граждане, освобождаются от налогов, предусмотренных для иностранных граждан», — говорит Рузоев.

После окончания курсов беженцам сложно найти работу с достойной оплатой. Фото: CABAR.asia

Беженцы рассказывают, что представительство Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) в Таджикистане готово оказать первичную поддержку в создании бизнеса, но они не уверены, что это предприятие будет удачным.

«Нам сказали [в УВКБ ООН]: “Возьмите в аренду какой-нибудь салон, и мы выплатим вам арендную плату за первый месяц”. Но для того, чтобы начать бизнес, у нас нет ресурсов. С другой стороны, мы опасаемся, что не сможем оплачивать аренду салона в дальнейшем», — рассказывает 48-летний Абдулло Латифи, чья жена закончила курсы парикмахера, но пока сидит без работы.

Фируза Сафдари и Мино Зиёи так же не уверены, что смогут «поднять» начальный бизнес.

Из беседы с афганскими беженцами следует, что многие надеются переехать в третью, более развитую страну на Западе. Однако Представительство УВКБ ООН сообщило, что в Таджикистане у беженцев нет такой возможности.

«На сегодняшний день мы не переселяем никого из числа беженцев», — сказал CABAR.asia Вито Трани (Vito Trani), руководитель Представительства УВКБ ООН в Таджикистане.

По его словам, для беженцев в Таджикистане работают только две программы: интеграция в местное общество и содействие в добровольном возвращении.

Согласно статистике УВКБ ООН, каждый год около 100 афганских беженцев по миру возвращаются обратно на родину.

Соседи у нас хорошие люди, и место спокойное. Единственная наша проблема – отсутствие рабочих мест, — афганская беженка.
Трани объясняет, что Управление ООН по делам беженцев в Таджикистане не дает наличные деньги, оно обучаех их тому, как заработать эти деньги и самостоятельно поддерживать себя и свои семьи. Исключение делается для тех, кто не способен взять на себя такую нагрузку (матери-одиночки, многодетные семьи, семьи с престарелыми или лицами с особенными потребностями).

Несмотря на сложную социально-экономическую ситуацию в Таджикистане, учитывая культурную и языковую близость, эта страна сравнительно благоприятна для афганских беженцев, отмечает он.

«Я был во многих странах. Последняя моя работа была в Турции, где мы работали с миллионами сирийских беженцев. Во многих странах были стычки, конфликты и даже нетерпимость по отношению к беженцам, но в Таджикистане такого нет», — сказал Вито Трани.  


Данный материал подготовлен в рамках проекта «Giving Voice, Driving Changefrom the Borderland to the Steppes Project«, реализуемого при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Норвегии. Мнения, озвученные в статье не отражают позицию редакции или донора.